Меню
12+

Районная газета «Уренские вести», г. Урень

26.03.2021 10:35 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 22(13438) от 26.03.2021 г.

Цените каждое мгновение

А.Г. Стручкова.

Есть женщины, которые независимо от возраста неизменно вызывают восхищение своей элегантностью, неугасимым оптимизмом, активной жизненной позицией. Это и об Антонине Григорьевне Стручковой. Для уренцев, несомненно, она, как сейчас принято говорить, икона стиля. Конечно, подразумевается при этом не только и даже не столько её безупречный вкус в одежде, внешняя красота, а прежде всего незаурядные личностные качества, наложившие отпечаток на её судьбу. На днях этой прекрасной женщине, оставившей заметный след в истории Уренского края, исполнилось 85 лет. Это стало поводом напроситься в гости.

У нас типичная совковая квартира, так однажды выразился мастер, которого мы пригласили устранить кое-какие технические неполадки, – приглашая пройти внутрь, говорит Антонина Григорьевна.

Оглядывая простую обстановку, хранящую отпечаток того времени, не могла с этим не согласиться. И это ещё больше усиливало ощущение безыскусственной теплоты, чистосердечия и открытости, которые свойственны людям, здесь проживающим. Обращаю внимание на обилие книг в шкафу и на разложенные на столе альбомы – целая история в фотографиях.

Истоки

– Я это называю «жизнь в картинках». Очень люблю фотографировать. Этим делом увлеклась ещё в студенческие годы. Помню, по ночам вешала на окно кухни одеяло и печатала фотографии, – приглашая меня присесть, говорит Антонина Григорьевна.

Вместе с моей собеседницей мы перелистываем альбомные страницы, с которых смотрят родные ей лица. Вот рядышком ещё совсем молодые её родители.

– Моя мама Клавдия Кузьминична была родом из крестьянской семьи, проживавшей в Непряхино. Она рано осталась без матери, ей было тогда всего три года. У её отца Кузьмы Карповича на воспитании осталось пять дочерей. Двум старшим дочерям пришлось вести хозяйство и заботиться о младших сёстрах. На тот момент семья строила большой дом на две избы и середник. Часть дома и сейчас стоит в деревне. Семья была очень верующая. Мама с трёхлетнего возраста ходила в церковь, соблюдала посты. Грамотой почти не владела. Читать её сёстры учили по старославянским книгам. Позднее она стала певчей в храме. Когда младшие сёстры выросли и разъехались, старшие, тётя Катя и тётя Маня, остались доживать в родной деревне. Они так и не вышли замуж, – продолжила Антонина Григорьевна свой рассказ, а мне представлялась большая семья, честная, трудолюбивая, богобоязненная.

Дед Антонины Григорьевны по материнской линии Кузьма Карпович носил фамилию Коробейников, и сама деревня Непряхино раньше Коробейниково называлась. Деревня получила такое название, как указано в «Энциклопедии Урень-края», от слова «короб», в которых корабельные мастера, обосновавшиеся здесь, принесли сюда свои пожитки. Кузьма Карпович был из середняков, на паях с компаньоном держал масляную по изготовлению льняного масла. Он сразу принял Советскую власть, первым вступил в колхоз, увёл туда свою лошадку и передал часть нажитого имущества.

Город детства

Если в фотографиях отражена семейная история, то стихи, написанные Антониной Григорьевной, позволяют полнее раскрыть её внутренний мир. Немало её стихов посвящено родному городу. «Есть средь лесов небольшой городок, скромные домики в длинный рядок. Люди его Уренём нарекли – маленький город российской земли» – читаем мы строчки, полные любви и нежности к своей малой родине.

– Хоть и родилась я в деревне Веденино, но пробыла там всего две недели, а потом родители привезли меня в Урень, поэтому это мой родной город, я уренский житель, – говорит Антонина Григорьевна.

Чувствуется, что для неё это обстоятельство очень важно.

В 1937 году родители Антонины Григорьевны стали строить дом на улице Занечайка (теперь это улица Абрамова). Дед по линии матери помог приобрести сруб и дал в приданое корову. Пока строились, молодые супруги вынуждены были ютиться в крохотной комнатке два на три метра в Доме обороны, где работал отец Антонины Григорьевны Григорий Абрамович, готовя призывников к службе в армии. Он тоже был из большой многодетной семьи Войновых, в которой было восемь братьев и одна сестра. Шестеро из братьев воевали на фронтах Великой Отечественной войны, и не все из них вернулись.

24 июня 1941 года ушёл на фронт и отец Антонины Григорьевны. Семья только-только успела построить дом. Двор так и остался непокрытым. На тот момент Антонине было всего пять лет, младшей сестре Текусе – три года. Разве забыть им тот день, когда они пришли на базарную площадь провожать отца? Помнит Антонина Григорьевна, как поставили её на какую-то столбушку, и она что есть мочи оттуда кричала: «Папа, не убейся!».

Отец потом рассказывал ей, что ему на фронте не раз слышался этот надрывный детский крик. Отец воевал на передовой. Один раз был ранен. В другой раз – контужен. При взрыве снаряда его полностью засыпало землёй. Лишь по серому кусочку офицерской шинели, оставшемуся на поверхности, солдаты нашли его и раскопали.

А дома тоже приходилось несладко. Маму девочки практически не видели, от зари до зари она работала в колхозе, а по ночам вязала тёплые вещи на фронт. Как у старшей у пятилетней Тони были свои обязанности: встретить корову из стада, проследить, чтобы куры и гуси в огород не забрели, а ещё сходить за хлебом. Для маленькой девочки это было тоже испытанием. Чтобы получить по карточкам хлеб – 200 грамм на человека, очередь с вечера занимали.

Отец с боями дошёл до Германии. После окончания войны в должности командира роты в городе Губен обезвреживал остатки фашистских формирований. Вернулся в 1948 году в звании капитана. Тогда и достроил двор и хлев. Работал председателем артели «Рабочая сила». Ещё тогда, на фронте, пролежав длительное время на холодной земле, он застудил лёгкие, и последние годы его просто изматывал кашель. А умер он по трагической случайности, когда ему было всего 45 лет.

Математику – на «отлично»

В 1944 году Антонина пошла в первый класс. Вспоминает она, какими они все тогда были старательными учениками, но голодными и бедно одетыми. У некоторых вместо обуви – лапти, и то не на всю семью, а потому в школу зачастую ходили по очереди. Многие бросали школу, едва научившись читать и писать. Было всего два учебника на класс. Писали на газетах и обёрточной бумаге. Чернила делали из сажи, при письме они осыпались. Зато какое счастье было получить за прилежание самую настоящую тетрадь в косую линейку! За отличные успехи доставались они и Антонине. Первый новый учебник поступил в школу, когда она была в пятом классе. Это была ботаника, красочная, в твёрдой обложке. Каким было невероятным ощущение держать её в руках!

За то, что свой профессиональный выбор Антонина Григорьевна связала с преподаванием математики, она благодарна своим учителям. Вспоминается ей, когда она училась в четвёртом классе, у её первой учительницы Марии Ивановны Пономарёвой отнялись ноги, и, чтобы она довела их до пятого класса, дети в зимнее время до школы её на саночках возили.

В пятом классе учительницей арифметики была Александра Артемьевна Колчина. Жила она на Овражном переулке. Была очень красивая, стройная и всегда одета по моде. А ещё она очень хорошо знала свой предмет и буквально влюбила в него своих учеников. В дальнейшем математику вели учителя Елена Андреевна Титова, Прасковья Александровна Пашанина. Они дали прочные знания, благодаря которым после окончания 10 класса Антонина Григорьевна с первого раза поступила на физико-математический факультет Горьковского педагогического института.

После поступления Антонина Григорьевна с головой окунулась в студенческую жизнь. Как она вспоминает, на первом курсе учиться было достаточно трудно, поскольку сразу пошла высшая математика, о которой в школах совсем не упоминали, но студентка всё преодолела. В комнате в общежитии их жило девять человек, да к тому же комната была проходная, через неё в другие комнаты ходили старшекурсницы. Стипендия была мизерная, поэтому чаще всего рацион состоял из ржаного хлеба, маргарина и сладкого чая. Очень редко студенты могли позволить себе купить колбасы. В институтской столовой покупали жиденький супчик, позднее хлеб там стали давать бесплатно, и брать его можно было сколько захочешь. Домой ездили редко, только одёжку поменять с зимней на летнюю и наоборот.

Папы у Антонины Григорьевны к тому моменту уже не было, и мама одна тянула дочерей на свою пенсию в 13 рублей. К приезду старшей дочери она всегда припасала чего-нибудь вкусненького: какое-нибудь варенье и выпечку. А мамины старшие сёстры всегда старались дать зелёненькую «трёшку».

Какое это было для неё подспорье! На «рыжий» рубль можно было неделю прожить: 10 копеек стоили в столовой пончик и чай. При всей бедности, как отмечает Антонина Григорьевна, люди были добрее друг к другу, всегда готовы были поддержать, помочь. С некоторыми из однокурсников Антонина Григорьевна и сегодня поддерживает тёплые отношения.

Ирина Смирнова.

Фото автора.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

287