Меню
12+

Районная газета «Уренские вести», г. Урень

20.08.2021 09:29 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 61(13477) от 20.08.2021 г.

Энергия сердца

Заслуженный работник культуры Российской Федерации Людмила Дмитриевна Тимонина на днях отметила свой 75-летний юбилей. Эта маленькая хрупкая женщина, обладающая 
несокрушимой энергией сердца, вошла в историю Уренского района как яркий лидер, умеющий зажечь и повести за собой людей. Чем бы ни занималась Людмила Дмитриевна, была ли методистом или директором Уренского Дома культуры, заведующей отделом культуры или председателем районного совета ветеранов, она всегда думала о людях и работала для людей. Сегодня Л.Д. Тимонина наш субботний гость.

– Людмила Дмитриевна, у вас необычная внешность, яркая, запоминающаяся! Откуда ваш восточный тип лица ?

– Думаю, гены. Мою маму – Капитолину Степановну Фарафонтову – родила турчанка, которую мой дед привёз в Россию тайно. Мама в Великую Отечественную войну защищала Родину на Белорусском фронте. Подрывала мосты и фашистскую технику. Поскольку ей подолгу приходилось лежать на промёрзшей земле, в ледяной воде, думала, что никогда не сможет стать матерью. Однако 14 августа 1946 года, когда она возвращалась из действующей армии, в больнице города Минска родилась я. Отца своего я никогда не видела, даже фотографии не было, да и мама о нём ничего не рассказывала. Она была коммунисткой до мозга костей, шла туда, куда посылала партия. Работала на железной дороге начальником станции Белый Луг, а затем – Пожня в Варнавинском районе. Когда мне было восемь лет, у меня появился отчим, затем родились сёстры Люба, Галя и брат Коля. Общались мы мало, поскольку я училась и жила в школе-интернате в посёлке Лапшанга. Домой приезжала на каникулы. А когда закончила Городецкое педучилище и замуж вышла, родительская семья перебралась в Харьков. Раньше я к ним часто ездила, а когда вся эта неразбериха на Украине началась, дорога к родным для меня закрылась. Родители умерли. Только с сестрой Галей по телефону созваниваемся.

– Наверное, в интернате не сладко жилось?

– Нет, мы дружно жили, весело, голода не знали. Учителя были строгие, но справедливые, к труду и культуре приучали. Я с детства верховодила, на всех концертах пела и танцевала. В годы учёбы в Доме культуры подрабатывать начала. Поэтому когда в сентябре 1969 года муж меня в Урень привёз, у меня уже был опыт работы методистом, с этой специальности я и свою работу в Уренском Доме культуры начинала.

– Как вас Урень встретил?

– Хорошо. Свёкор мой – Николай Гаврилович Тимонин – начальником железнодорожной станции был. Привёл меня в райсовет, познакомил с депутатами – Алексеем Васильевичем Гантовым, Александром Семёновичем Белянцевым, Александром Фёдоровичем Сазоновым. Я даже представить не могла, что эти серьёзные, уважаемые люди будут меня поддерживать и давать мне уроки жизни. Слова Александра Семёновича Белянцева «надо верить людям, тогда они пойдут навстречу» стали основным принципом моей работы. А вообще, по жизни мне везёт на хороших людей. У Владимира Борисовича и Галины Ивановны Трифоновых я училась целеустремлённости, у Ксении Павловны Петровой – уважению к людям. С Алевтиной Андреевной Блиновой, Ниной Филатовой и Таней Беловой нас связала не только работа, но и пожизненная дружба.

– Как складывалось ваше семейное счастье?

– Поначалу хорошо складывалось, мы с Алексеем любили друг друга. В мае 1969 года дочь Лена родилась, в ноябре 1973 – сын Алексей. А 21 октября 1974 года мужа не стало. Он на хлебозаводе работал электриком, его током убило, и осталась я вдовой с двумя детьми в 28 лет. Пенсию по потере кормильца в размере 13 рублей на двоих получала. Я за любую работу бралась: стены красила, подвал в Доме культуры после работы штукатурила. А потом меня с Николаем друзья познакомили. Хороший был человек, водителем на скорой помощи всю жизнь проработал. Скотины мы с ним держали целый двор. Ребятишек-то учить надо было. Чтобы больше зарабатывать, я даже из Дома культуры в райпо уходила работать, только бы у детей всё было хорошо. В то время их у нас уже трое было – в 1981 году Саша родился.

– Никогда бы не подумала, что вы скотину держали. Я же в то время вас уже знала. Вы всегда выглядели безукоризненно: макияж, причёска, туфли на каблуках. Мы восхищались вами, когда вы были ведущей праздников, пели или танцевали на сцене. Да вы и сейчас не утратили своего обаяния и любви к жизни.

– Знали бы вы, во сколько мне по утрам вставать приходилось и с какой скоростью я бежала на работу из-под горы по деревянной лестнице на этих самых высоких каблуках! И всё-таки это было замечательное время. Куда только наши художественные коллективы со своими выступлениями не ездили: в Смоленск, Куйбышев, Москву, Санкт-Петербург. А с «Уреночкой» мы даже на Кипре побывали. От Танца огня, который мне посчастливилось увидеть в Греции, до сих пор мурашки по коже. Семь коллективов тогда получили звание народного: «Душенька», «Лира», «Уреночка», Уренский театр, хор ветеранов, духовой оркестр и театр «Вдохновение», действовавший на базе библиотеки в посёлке Обход. А детский хореографический ансамбль «Жемчужинка» стал образцовым. Трудно было в те годы на мизерную зарплату удерживать специалистов. К тому же обучение стало платным. Но мы изыскивали возможность молодых и перспективных отправлять учиться в консерваторию или Самарский университет культуры.

Л.Д. Тимонина с коллективом народного ансамбля «Уреночка»

– Скажите, были ли в вашей жизни судьбоносные встречи?

– Встречи были разные. В бытность заведующей отделом культуры мне посчастливилось познакомиться с Аллой Борисовной Пугачёвой, на песнях которой выросло несколько поколений. Она даже свою фотографию мне подарила, которой я очень дорожу. Неоднократно приезжал в наш Дом культуры актёр Михаил Пуговкин, а с нынешним директором Нижегородского драмтеатра Борисом Петровичем Кайновым мы три года вместе вели все концерты и праздники. Однако поистине судьбоносной я считаю встречу с министром культуры Нижегородской области Михаилом Михайловичем Грошевым, который поддерживал меня как в работе, так и в трудных жизненных обстоятельствах. Это по его совету и при его поддержке, потеряв дочь, в 50 лет я поступила в Самарский университет культуры и закончила его с красным дипломом за полгода до пенсии. Будучи мудрым человеком, он понимал, что учёба поможет мне вернуть утраченный интерес к жизни.

– Значит, и у вас были периоды, когда не хотелось жить?

– Для женщины нет ничего страшнее, чем хоронить своих детей. Я двух мужей похоронила, но такого отчаяния не было, какое я пережила, когда погибла дочь. Моя Леночка, умница, красавица, пединститут с красным дипломом закончила, работала учителем начальных классов в Никитинской школе, каждые выходные ко мне приходила, чтобы по дому помочь. Её машиной сбило, сиротой осталась Танюшка, её четырёхлетняя дочь. Я тогда света белого не видела. Если бы не внучка, о которой нужно было заботиться, думаю, с ума могла бы сойти. Таня – Ленина копия. Также хорошо училась, пела, танцевала, рассказывала стихи. И моё омертвевшее сердце ожило. Наученная горьким опытом, я начала молиться, прося у Бога для внучки счастья.

И Господь помог. Таня стала юристом, вышла замуж за очень доброго, порядочного парня, в которого была влюблена со школы. Они живут в Нижнем Новгороде, воспитывают двоих детей, у них своя квартира. Меня они не забывают, раз в месяц приезжают. На прошлой неделе в Урене крестили свою младшенькую дочь – шестимесячную Кристину.

М.И. Пуговкин, Л.Д. Тимонина, З.З. Соловьёва

– А как сложились судьбы ваших сыновей?

– Им не нравилось, что мама дни и ночи на работе, поэтому в культуру они работать не пошли. Алексей живёт в Нижнем Новгороде, специальность у него, как и у папы, работает электриком, женат, есть дочь Машенька, ей 16 лет.

Саша живёт в Урене, работает в магазине газового оборудования. Это он меня после инсульта выходил. Врачи ему обо мне говорили: «Если выживет, будет как овощ». А он меня сначала в инвалидной коляске по дому передвигаться учил, затем по стенке ходить, словно с маленькой нянчился, говорить, можно сказать, заново по слогам учил. А теперь я сама себя могу обслуживать. Внучка Танюша меня свежими овощами и ягодами со своей дачи балует, в магазин за продуктами меня сын Саша на машине возит, в бане меня его жена Людмила моет, а вот варенье, которое мои внуки и правнуки любят, я сама варю.

– Людмила Дмитриевна, на вашу жизнь столько горя выпало! А счастье было?

– Я думаю, моё счастье впереди. Видели табличку на нашем доме? До конца 2022 года по программе ликвидации аварийного жилья я надеюсь благоустроенную квартиру получить. Тяжело мне жить одной в обветшавшем доме без центрального отопления. Сколько ни топи, а зимой по ночам от холода просыпаюсь. Сын к себе жить зовёт, внучка в Нижний Новгород приглашает. Да разве я их обременять буду! Мне в своём доме хорошо. Проснусь утром, на работу спешить не надо. Встану, помолюсь и не спеша дела делаю, устану – отдохну. Правду говорят: на пенсии жизнь только начинается.

Момент выступления (Л.Д. Тимонина слева)

– Насколько я помню, вы и на пенсии работали?

– Да, в 2005 году ушла из отдела культуры на заслуженный отдых, а через три года по настоятельным просьбам Анатолия Алексеевича Петрова стала председателем районного совета ветеранов. Работала там с 2008 по 2014 год. Хоть и в возрасте была, а выкладывалась по полной. Парк в пятиэтажках, где сейчас зону отдыха оборудовали, наши ветераны вместе с учениками УСОШ №2 деревцами засаживали. Чтобы платформу высокую на железнодорожной станции в Урене для пожилых и инвалидов установили, мне три года биться пришлось. Вроде, людям помогала, а когда инсульт свалил, мне даже больничный не выплатили. Спасибо детям, внукам, подругам за то, что были рядом. За них и молюсь, благодарю Бога за то, что они есть в моей жизни.

Глядя на Людмилу Дмитриевну, которая встретила меня, как дорогую гостью, потчевала всем, что было на столе и в холодильнике, я чувствовала, что эта женщина не одинока, хоть и живёт одна.

– Это любимое варенье Сашеньки. Попробуйте помидорчики, Танечка привезла. Я кофе не пью, для сына покупаю, он любит, – говорила она, предлагая угощения.

И я понимала, что источник её жизнелюбия – энергия сердца. Любовь к близким и забота о них дают ей силы. Чтобы удостовериться в этом, задаю свой последний вопрос:

– Людмила Дмитриевна, вы себя любите?

Она сначала теряется, а затем с лёгкой иронией отвечает.

– Любить себя я так и не научилась!

И в этом она вся. Эта женщина выстояла, не сломилась только благодаря тому, что рядом всегда были люди, ради которых ей было необходимо бороться и жить.

Беседовала Татьяна Журавлёва.

Фото автора и из семейного архива Л.Д. Тимониной

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

231