Меню
12+

Районная газета «Уренские вести», г. Урень

18.01.2021 11:20 Понедельник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 4(13420) от 18.01.2021 г.

Судьбы крутые повороты

Всю ночь Антон не мог сомкнуть глаз. Вроде бы, всё шло, как обычно. В крупной торговой компании, занимающейся поставками импортного оборудования, в которой он работал уже пять лет, дела шли в гору. Несколько дней назад он вернулся из загранкомандировки, заключив несколько выгодных контрактов. Жена встретила радостно, похваставшись новой причёской и обновками. Походы с подружками по салонам и бутикам стали в последнее время её главным занятием. Антон уже перестал на это злиться и терпеливо ждал, когда она пресытится изобилием вещей, устанет от развлечений и решится, наконец, на рождение ребёнка.

Приближался Новый год. На Антона, как всегда, ложились хлопоты по организации и проведению новогоднего корпоратива. Так уж сложилось, что Иван Петрович, директор фирмы, с которым он был на короткой ноге практически с первого года работы, полностью ему в этом доверял. Да и все в коллективе, зная удивительную способность Антона на всякого рода идеи и выдумки, воспринимали эту его обязанность само собой разумеющейся. Однако фантазия с годами начинала иссякать. Сейчас Антон ломал голову: «Что же такое придумать, чтобы всех порадовать, а ещё удивить приглашённых партнёров по бизнесу?» Да и тревожно что-то было на душе, а почему – он не мог понять.

Сумерки за окном понемногу рассеивались. Поворочавшись какое-то время с боку на бок, он понял, что пытаться заснуть уже нет смысла, встал и пошёл пить кофе. Сделав два глотка, почему-то решил проверить почтовый ящик. Он уже давно в него не заглядывал: все письма приходили на электронную почту. Из ящика выпал конверт, следом – свёрнутый пополам лист бумаги – это была телеграмма. «Здравствуй, Антоша! Вчера не стало бабушки Маши. Похороны завтра. Искренне соболезную. Баба Люба», – прочёл он. Сердце болезненно сжалось. Всего две строчки, а ощущение было такое, словно целый мир рухнул. «Баба Люба, баба Люба…», – бормотал он, пытаясь вспомнить, кто это?» «Так это же бабушкина соседка!» – наконец мелькнула в голове мысль. «Завтра, …завтра», – вновь лихорадочно соображал он. Но взглянув на дату отправления телеграммы, понял, что это было вчера. Он не помнил, как вернулся в квартиру, сколько сидел в оцепенении в своём любимом кресле, мысленно возвращаясь в прошлое.

…Родители Антона умерли рано. Его воспитанием занималась бабушка, от гиперопеки которой он очень страдал. В кругу своих друзей шутливо называл её домашним тираном. Бабушка Маша зорко следила, чтобы внук всегда был сыт, не ходил без шапки, вовремя ложился спать, не отлынивал от уроков и не водил дружбу с сомнительными, на её взгляд, приятелями. Как он мечтал вырваться из-под её контроля! И со временем получил желанную свободу. Окончив школу на хорошо и отлично, Антон, не задумываясь отправился в областной центр, легко поступил в институт на бюджетное отделение и, поскольку был сиротой, получил место в общежитии. Городская жизнь накрыла его с головой. Домой ездил редко и раздражался, когда бабушка, измучившись от неизвестности, приезжала к нему сама.

И вот уже институт позади. Как успешного студента его рекомендовали для работы на одной из кафедр института. Но, поддавшись на доводы своего приятеля Юрки, что больших денег он здесь не заработает, согласился пойти работать в компанию его отца. Юрка знаниями не блистал, но благодаря Антону надеялся завоевать авторитет в глазах влиятельного папаши, который давно искал грамотного менеджера. Антон, чувствуя себя обязанным приятелю, выполнял не только свою, но порой и Юркину работу: помогал в переговорах с поставщиками, в оформлении необходимых документов, при этом частенько прикрывал его, когда тот зависал с друзьями в барах и ресторанах.

Время летело. Уже через пару лет Антон крепко встал на ноги, возглавив один из отделов фирмы. Работать, конечно, приходилось много, практически сутками. Он уже не помнил, когда отдыхал по-человечески. Зато купил квартиру, женился на однокурснице Алле, которая ещё в годы учёбы в институте не давала ему прохода. Была она девочкой городской, обеспеченной. Единственная дочь известного в городе преуспевающего бизнесмена. Вроде бы, достиг всего, о чём мечтал: материального благополучия, положения в обществе, уважения среди коллег по бизнесу, а счастливым себя почему-то не чувствовал. Он всё чаще просыпался по ночам и размышлял, что в его жизни не так. И однажды вдруг понял, что за все эти годы никто ни разу не попросил его одеться потеплее, не спросил, как он себя чувствует, не поинтересовался, обедал ли он сегодня. Сытные бабушкины борщи, котлеты и домашние пирожки заменили обеды в ресторанах и перекусы в кафе. Два раза в неделю курьер доставлял на дом выстиранные, высушенные и поглаженные вещи из прачечной . Все вокруг только пользовались его знаниями, трудолюбием и исполнительностью, его душевной добротой и щедростью. А он всё чаще вспоминал деревню, своего закадычного друга детства Лёшку, несколько раз собирался поехать, но вновь дела оказывались важнее.

…В комнате настойчиво звенел телефон. Очнувшись от тяжёлых мыслей и взглянув на часы, Антон понял, что уже давно должен быть на работе. Впервые, не заботясь о том, как выглядит, он оделся в то, что подвернулось под руку, вышел из квартиры и пошёл не в лифт, как обычно, а пешком. Медленно спустился по лестнице, сел в машину. Три часа пути, и он у развилки дороги к родной деревне. Оставив машину возле заснеженного перелеска, Антон решил пройтись до деревни пешком. Выйдя на запорошенную снегом просёлочную дорогу, невольно остановился, поражённый открывшимся видом. Как давно он не видел этой красоты! До самого горизонта простиралась снежная равнина. Ослепительно белое снежное покрывало отливало на солнце серебряными бликами. Он даже прищурился от этого блеска. Слева поле окаймляли укутанные снегом молодые сосенки, и чем дальше от дороги, тем гуще они росли, постепенно сливаясь с разрастающимся повсюду лесом. Заметив убегающую от дороги тропинку, Антон свернул на неё, сокращая путь к деревне. «Если повернуть направо от дороги, выйдешь к грибным местам, туда мы летом ходили с бабушкой за белыми грибами, – вспоминал он. – Пройдя с километр вглубь леса, – к малиннику, а если идти прямо, тропинка выведет к большой земляничной поляне». В заметно разросшейся берёзовой роще, они с бабушкой обычно отдыхали. Бабушка всегда брала с собой в лес еду. «Сейчас, Антошенька, немножко передохнём и дальше пойдём», – говорила она, развязывая узелок. Каким же вкусным был испечённый бабушкой хлеб! А солёные огурчики вприкуску с варёным яйцом! Остановившись, он загляделся на убегающий к горизонту лес. Туда, подальше от проезжих дорог, они ходили в середине июля, когда наступала в деревне пора заготовки веников. «Завтра за вениками пойдём. Листья уже в соку, окрепли и аромат дают», – говорила бабушка, приготовив с вечера большой топор себе, маленький топорик – ему и моток верёвки.

Вот и деревня. Над крышами домов, бережно укрытых снегом, тянулись тонкие струйки дыма. Чтобы не привлекать внимания, Антон решил подойти к дому со стороны огородов. Кто-то натоптал вдоль заборов со стороны леса хорошую тропку. Во дворе дома, утопавшего в снегу, за эти годы ничего не изменилось. Деревенская зима особенная, совсем не такая, как в городе. Снега намного больше. Только разгребай, не ленись. Что они и делали вместе с бабушкой, особенно приходилось потрудиться после обильных снегопадов. У бабушки Маши была своя большая совковая лопата, у него своя, увеличивавшаяся в размере по мере его взросления.

Протоптав к крыльцу тропку, он по привычке заглянул под крыльцо, его лопата лежала на прежнем месте. Расчистив двор от снега, в задумчивости остановился возле старого колодца. Он давно уже не использовался по назначению, но напоминал о былых временах. Словно наяву всплыла картинка из детства: набегавшись, они с мальчишками гурьбой бежали к колодцу и, зачерпнув ведро воды, по очереди пили через край ядрёную колодезную воду. Вздрагивали от резкого стука в окно, из которого бабушка грозила им пальцем, и бросались врассыпную.

Сохранились скамейка у палисадника под черёмухой и турник, установленный для него по просьбе бабушки дедом Василием, жившим по соседству. На двери висел всё тот же замок, который они с бабушкой купили в местном сельпо, когда решили всё же поменять старинный тяжёлый на новый, как она говорила, более цивилизованный. Поднявшись по ступенькам крыльца, Антон интуитивно сунул руку в небольшое пространство над дверью, ключ, как обычно, лежал там.

В сенях тоже всё было, как раньше. Даже цинковые вёдра стояли всё на той же скамейке у окна, выходящего на крыльцо, а рядом на стене висело коромысло. Для бабушки оно было памятью о родителях, как и стоявший в углу сеней старинный кованый сундук, покрытый домоткаными половиками. Изредка бабушка, сев рядом с сундуком на табуретку, сделанную ещё её отцом, с любовью перебирала вышитые полотенца, подзоры, красиво простроченные по углам занавески, был здесь даже старинный сарафан, а ещё – сшитое из разноцветных лоскутков одеяло. В чулане на том же самом месте стояла прялка, а на полках вдоль стен – плетёные корзинки, берестяные короба, семилинейные керосиновые лампы, чугунный утюг, решето и другая хранившаяся с незапамятных времён домашняя утварь.

Александра Семёнова.

Фото из открытых интернет-источников

Окончание

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

36