Меню
12+

Районная газета «Уренские вести», г. Урень

03.07.2020 10:26 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 48(13365) от 03.07.2020 г.

Когда дух нуждается в укреплении, а душа – в отдыхе

Белы монастырские стены,
Над ними – небесный покой.
И чувствуешь близость со всеми,
Как будто вернулся домой.
Часа через два – литургия,
Не крепок предутренний сон.
В глаза мне святая Россия
Заглянет глазами икон.
И пульсом в уставшие вены
Врываются колокола.
Белы монастырские стены,
Да только душа не бела…

Это стихотворение родилось в стенах Макарьевского монастыря, где я недавно побывала. На вопрос, почему я туда поехала, можно ответить словами протоиерея Максима Козлова «Я бы посоветовал каждому верующему хотя бы раз в год ездить на некоторое время в монастырь. На мирянина это очень отрезвляюще действует: критерии, размытые благодаря нашей податливости к этой размытости, приобретают утерянную чёткость, и чёрное снова становится чёрным, грех грехом, соблазн – соблазном».

Оксана Реунова

А можно своими собственными словами. Просто у меня был отпуск. Просто мой дух нуждался в укреплении, душа – в отдыхе от суеты, разум – в мудром совете, тело – в тренировке и дисциплине. А ещё мне давно хотелось понять монастырскую жизнь, её правила. Хотелось помолиться, потрудиться, полечить душу.

И вот, получив благословение батюшки Валерия, я еду трудницей в Свято-Троицкий Макарьевский Желтоводский монастырь.

Каждый камень – история

Этот женский православный монастырь расположен на берегу Волги в посёлке Макарьево Лысковского района Нижегородской области. Монастырь основан в первой половине XV века преподобным Макарием Желтоводским и Унженским. В 1435 году монах Макарий построил себе келью на берегу Жёлтого озера.

Позднее русло реки Волги изменилось и поглотило озеро. В 1439 обитель была разрушена казанским ханом Улу-Мухаммедом и восстановлена только почти через два столетия – первая деревянная церковь была построена в 1624 году. В XVII веке Макарьевский монастырь стал крупным православным центром, около его стен проходила знаменитая ярмарка. Монастырь собирал торговую пошлину, за счёт этих средств возводились все основные постройки, которые сохранились до наших дней. После раскола церкви ярмарка, сохранив своё название, была перенесена в Нижний Новгород, а монастырь плавно пришёл в запустение, а после и вовсе был упразднён. Обитель снова была восстановлена как женская в 1883 году. К революции 1917 года здесь проживали около 300 сестёр. В советское время в монастыре недолго находился детский дом (1928–1929), а в годы Великой отечественной войны – эвакуационный госпиталь.

В 1991 году монастырь вернули церкви. В этом же году по решению Священного Синода был снова открыт Макарьевский Желтоводский женский монастырь, в обители проживали около 25 монахинь. 7 августа 2007 года Честная глава преподобного Макария перенесена в Макарьевский монастырь из Печерского Вознесенского монастыря.

В настоящее время монастырь – настоящая жемчужина наставления в Вере и Истине. Сотни верующих приезжают сюда не только из разных уголков России, но и из Франции, Германии, Великобритании, США, Китая, Австралии, Канады, Италии, Израиля и других стран. Все они стремятся в это удивительное место ради поклонения святыням монастыря: иконостасу с частичкой святых мощей преподобного Макария, главе преподобного Макария. Паломники верят, что это может исцелить самые сложные заболевания, очистить душу и исполнить желания.

Здесь благодать питает душу

… Итак, получив благословение игумении монастыря матушки Михаилы на посещение обители, мы с Татьяной Журавлёвой собрались в путь. Ехали мы долго. Сначала на электричке до Нижнего Новгорода, затем несколько часов ожидания маршрутки на Канавинской автостанции и сто километров пути по разбитой лесной дороге. И вот перед нами раскинулся красавец-монастырь.

Белоснежные стены и золотые купола на фоне широкого Волжского залива очаровали тут же. Место просто сказочное. Снаружи – красивые мощные стены, обдуваемые всеми ветрами, тяжёлые металлические ворота, башни для дозора. В монастырь мы попадаем через огромные ворота, которые для нас открывают по предварительному звонку. Внутри – целый комплекс храмов: Макария Желтоводского, Архангела Михаила, собор Святой Троицы, церковь Успения Пресвятой Богородицы, храм преподобного Григория Пельшемского.

Тяжёлые ворота за нами закрылись, и сразу началась новая удивительная жизнь. Оставив вещи в келье, идём на вечернюю службу. Прихожан, кроме нас, нет. Отец Андрей, три девушки-певчие на клиросе да несколько монахинь. Служба идёт своим чередом. Мы, ошеломлённые величием и красотой святых ликов, стоим в безмолвии. На душе спокойно и радостно. Трудничество в монастыре дало нам возможность постоянно ходить на службы, которые проводятся здесь дважды в день. В восемь утра колокола созывают на литургию, в 17 часов – на вечернюю службу.

Между ними – послушания. У нас они были разные: полить в теплицах помидоры, посеять морковь (удивительным способом!), высадить цветы на братских могилах монастырского кладбища, навести порядок в кельях для приезжающих волонтёров, сделать уборку в храмах накануне Святой Троицы... Самым запоминающимся послушанием для меня стала борьба с зарослями крапивы на откосах монастырских зданий. Эта крапива была с меня ростом, очень сочная и красивая, такой я не видела никогда. Солнце пригревало, птицы пели, крапива жалилась, а мне казалось, что я уже где-то в другом мире – лучшем, чистом и добром. Кругом – такая красота! Вот уж точно «каждому цветику, каждой былинке Великий Художник указал, где расти».

Что запомнилось ещё? Стены Троицкого собора в старинных росписях на библейские и евангельские сюжеты. Белые огромные благоухающие кусты сирени. Море цветов. Множество кошек. Разлитая в воздухе благодать, тишина, торжественная, ликующая, и ясное, чёткое ощущение присутствия Бога …

Вечером мы добирались до кровати и падали. Я, честно сказать, не особо вынослива и работяща, но там хотелось сделать всё, что в моих силах. А силы появлялись каждое утро, и, думаю, понятно, откуда они брались. Хочу отметить, что непосильных послушаний в монастыре нет. Признаться, я за всю свою жизнь не видела такую замечательную организацию труда: всё чётко, точно, ничего лишнего. Можно сравнить с хорошо отлаженным механизмом, часами, идущими секунда в секунду...

Дни, проведённые в обители, были тихи и наполнены светлыми думами и простыми словами. Не было в этих днях ни городской суеты, ни поводов для обиды, ни страха, ни лжи. А если что-то и было, то оно быстро растворялось в утренних туманах, вечерних закатах, дневных заботах…

Три дня пролетели незаметно. В обители у нас появились знакомые лица. Мы привыкли к труднице Алевтине – бывшей работнице Сбербанка, кроткой, милой женщине, Василию, на котором держится всё хозяйство монастыря, монахине Николае, внешне строгой, но доброй и улыбчивой по натуре. Мы полюбили ни с чем не сравнимый вкус постной монастырской пищи, свою уютную келью и даже длинную юбку (в ней так удобно!) и постоянный платок на голове…

Мысли о многом

Уезжаем ранним утром. Василий открывает нам тяжёлые ворота и желает счастливого пути. Туман. Величественные стены монастыря кажутся ещё более сказочными. На сердце грусть: не хочется возвращаться в мир реалий.

В маршрутке – мысли о многом. О себе, о людях, о нашей хрупкой жизни. О том, что в любой ситуации (не только когда тяжело, трудно, что-то случилось, но и когда всё хорошо) здорово приехать и поработать в обители. Такая поездка, наверное, самый верный способ лучше узнать себя, увидеть свои слабые стороны, а ещё – шанс познакомиться с людьми, которые в повседневной жизни встречаются очень редко. В монастырских стенах выветривается всякая дурь, и ты или возвращаешься домой обновлённым, или остаешься здесь навсегда.

P.S. Теперь мне хочется приехать в Макарьевский монастырь зимой, когда любимое моё занятие – чистить снег – может стать ежедневным послушанием. Но это как Бог даст.

Оксана Реунова.

Фото Оксаны Реуновой и Татьяны Журавлёвой

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

82