Меню
12+

Районная газета «Уренские вести», г. Урень

12.05.2020 10:13 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Короткое детство

А.И. Цветкова

В старину в сельской местности, там, где не было церквей, посреди деревни вешали железный брус или шпалу. В него ударяли, извещая о пожаре. Было такое приспособление и в деревне Климово. Вот и в этот раз звон, издаваемый им, разнёсся далеко по всей округе. Встревоженные люди сбежались на этот звон, их ждало страшное известие – началась война.

Таким вспоминает первый день начала войны жительница деревни Климово, труженица тыла Александра Ивановна Цветкова. На тот момент ей было всего 10 лет. Не было горше тех слёз, которые выплакала она по своему отцу в день, когда он уходил на войну. Её отец – Иван Васильевич Акулов – участник финской войны. В 1939 году он только вернулся со службы. Александра Ивановна до сих пор помнит, как по возвращении привёз отец гостинцы. Высыпал горкой на стол сахар, выложил кое-что из купленного белья. Потихоньку начали обживаться, строить дом.

Семья только-только переехала в новый дом, как началась война. Александра была старшая, следом шёл Петро, как называла она своего младшего брата. Сестрёнка Мария появилась на свет уже после того, как отец ушёл на фронт. Поначалу Александра ещё училась, закончила первый и второй классы. Как она вспоминает, в школе работали замечательные учителя, которых она до сих пор помнит, Тамара Георгиевна, Елена Дмитриевна Коптелова. Мария Георгиевна проработала в школе недолго, дети догадывались, что она ушла на фронт. По сей день помнит Александра Ивановна материнское тепло и заботу педагогов о них.

Но, к сожалению, недолго пришлось поучиться Александре Ивановне. Её мама в войну тяжело заболела тифом, и Александре как старшей большую часть забот о семье пришлось взять на себя. Пошла в колхоз работать, её направили пасти телят. Помогала она и матери на ферме, таскала тяжёлые шайки. А шестилетний Петя оставался в доме за старшего, нянчился с младшей сестрёнкой.

– Тогда все работали, от мала до велика. Всё, что производили в колхозе, отправляли на фронт. Мы с матерью даже картошку отваривали, натирали, подсушивали и укладывали в посылку вместе с варежками. В те годы все ребятишки умели шить и вязать, – вспоминает Александра Ивановна. – Чтобы как-то поддержать семьи, председатель колхоза Анна Павловна Шабарова выделяла колхозникам муку, жмых. И всё-таки чувство голода было постоянным спутником детей.

– Матери не доедали, всё нам отдавали. Вы не представляете, как мы ждали прихода весны. Ждали, когда поспеет рожь, а на лугах вырастут мышиный горох, щавель и клевер, которые мы собирали в подолы, от души наедались, но животы у нас при этом не болели. Мы вообще тогда на удивление редко болели, разве что какие-нибудь кожные заболевания подхватывали, но матери сразу натирали нас берёзовым дёгтем, и мы быстро излечивались, – рассказывает нам наша собеседница.

Конечно, война есть война, детей в тылу изматывали голод и непосильный труд, но всё же они оставались детьми. В редкие свободные минутки собирались гурьбой, играли в «городки», была у климовской ребятни и нехитрая игра «колёвки» – в ход шла посуда и всё, что попадалось под руку. Впрочем, посуду берегли, потому что хотя Климово и славилось мастерами гончарного дела, но, когда все ушли на фронт, изготовлять горшки стало некому. Девочки бережно собирали лоскуточки и мастерили одежду для кукол.

Зимой вся детвора жила ожиданием новогодней ёлки. Для лесной красавицы дети мастерили украшения, а матери пекли печенье на свёкольной воде, слаще которого, казалось, не было ничего на свете.

– Мы тогда все очень дружно жили, – вспоминает Александра Ивановна. – Если кому-то приходили похоронки, всей деревней собирались, оплакивали. Много парней неженатых и в нашей родне погибли. Коля Голосов на Дальнем Востоке пропал без вести. Ефим Жиров погиб сразу, ни одного письма от него не пришло. Вот какое время было. Помню, когда я узнала, что кончилась война, побежала с этой вестью к женщинам на ферму, где работала и мама. Среди всеобщей радости горечью обдали слова тёти Нины Красильниковой: «Бабы, лишь мне ждать некого». На мужа она в войну получила похоронку.

Стали возвращаться с фронта мужчины. Пришёл и отец Александры, она тогда как раз пасла стадо. О том, что отец вернулся, ей сообщил прибежавший соседский мальчик. Закрыв телят, Александра со всех ног бросилась домой. Но увидев во дворе много народу, оробела, спряталась за угол соседского дома и, только когда все разошлись, пошла домой. Подбежав к отцу, она радостно на нём повисла. «Теперь всё наладится, всё будет хорошо», – обнимая всех по очереди, говорил отец. Жизнь и действительно стала потихоньку налаживаться. Впоследствии отец Александры никогда не рассказывал ни детям, ни внукам про войну. Знает она только, что однажды на фронте, вглядываясь в звёздное небо бессонной ночью и размышляя о жизни, отец дал себе зарок: если не погибнет, то родят они с женой много детей. Так и вышло. Вместе с супругой они воспитали девятерых детей: семь девочек и двух мальчиков.

Александра Ивановна всю жизнь проработала в своём родном колхозе «Прожектор». Трудилась сначала в полеводческой бригаде, потом на откорме. Здесь же работал и её супруг Николай Михайлович Цветков. Были они в колхозе на очень хорошем счету, за высокие показатели в работе на двоих имеют орден и медаль. Воспитали Цветковы замечательных детей: двух сыновей и дочь, которые сегодня ухаживают за мамой. Теперь уже у Александры Ивановны семь внуков и девять правнуков. Ныне здравствуют и её сёстры, у них и уже, к сожалению, покойных братьев тоже свои семьи. Вся большая родня в пример многим живёт очень дружно. Растёт и крепнет род Акуловых, и в этом видится торжество жизни, добра, света.

Ирина Смирнова.

Фото Алексея Метелькова

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

192