Меню
12+

Районная газета «Уренские вести», г. Урень

23.03.2020 11:08 Понедельник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 22 (13339) от 23.03.2020 г.

День Победы чтут и американцы

Эх, молодость, молодость! Сколько в тебе красоты, уверенности, энергии и силы, что, кажется, дай только точку опоры и можно опрокинуть любую гору безо всяких там рычагов. Не достаёт молодости лишь жизненного опыта, да и знаний не всегда и везде хватает, из-за чего порою достаются нежелательные синяки да шишки.

Март 1976 года. Живописный рыбацкий посёлок Преображение раскинулся на побережье красивой и уютной бухты в Японском море в 60 морских милях северо-восточнее порта Находка. Молодой, всего лишь 26 лет, но уже опытный, прослывший морским волком, моряк Диамин только что ознакомился с приказом по управлению Преображенской базы тралового флота о назначении его капитаном среднего рыболовецкого траулера-морозильщика (СРТМ) «Труд». Вот он уже в строгой морской форме, волевой, подтянутый, как воин, стоит уверенно на капитанском мостике и готовится к своему первому выходу в море в качестве капитана.

«Убрать трап! Отдать швартовые концы!» – зычным голосом скомандовал капитан. Именно в эту секунду, размахивая руками, на берегу возле корабля, словно из небытия, возник диспетчер с пакетом в руке, громко крича: «Товарищ капитан, для вас срочное указание!» «Отставить выполнение команды! – недовольно произнёс молодой капитан и, обратившись к диспетчеру, спросил: В чём дело?» «Товарищ капитан, поступило распоряжение от судовладельца: завтра загрузиться продуктами и отвезти их в Охотское море на плавбазы. Подробности – в письме!»

Погрустнел, задумался капитан. Поход в Охотоморскую экспедицию удлинял переход на промысел как минимум на неделю. Промысловая экспедиция, куда направлялось судно, работала в заливе Аляска у берегов Америки, а это почти месяц пути. «Товарищ капитан, в чём дело? Мы не выходим в море?» – взволнованный голос помощника капитана вывел Диамина из размышлений. Устремив свой взор в сторону выхода из бухты в море, капитан сурово произнёс: «Готовить судно к выходу в море! Сегодня в ночь выходим!» Как удалось молодому капитану уговорить судовладельца отменить своё распоряжение по транспортировке груза – осталось загадкой для команды. Но ровно в полночь из морского порта Преображение вышел в море СРТМ «Труд» к далёким берегам Америки, где уже работали четыре судна Преображенского управления тралового флота. Через неделю судно подошло в район лова терпуга с океанской стороны северных Курильских островов. Поступило указание проверить промысловые изобаты.

Низкие мрачные облака над морем, порывистый ветер и мелкий дождь не предвещали удачи в рыбалке. Небольшие волны, монотонно бившиеся о борт судна, наводили грусть и тоску на команду корабля. Рыбная ловля не заладилась сразу. За несколько тралений были пойманы лишь считанные тонны терпуга. Капитаны соседних рыболовных судов, находившихся на этих промысловых изобатах, по рации сообщили, что у них также пустые тралы. Кто-то из капитанов сообщил, что замечено большое движение рыбных косяков терпуга на промысловой банке в районе рифа Тахома на Алеутских островах.

Диамин дал команду взять курс на Тахому. Но погода внесла свои коррективы в его планы. Жестокий шторм заставил СРТМ «Труд» пробиваться в Берингово море через Алеутские острова и уже под прикрытием этих островов двигаться дальше – к берегам Америки. Наконец, к вечеру 8 мая судно прибыло в район лова. Диамин спросил у коллег, как ведут себя американцы накануне ввода 200-мильной экономической зоны США? Ему ответили, что патрульные корабли подходят к нашим судам, наблюдают за промыслом и отходят, не проверяя их.

Рано утром 9 мая, когда алые лучи солнца ещё только сколь-зили по успокоившимся волнам океана, СРТМ «Труд» уже шёл с первым тралом. Солнце взошло над морем и ярко осветило на редкость безоблачное небо и море, которые сливались на горизонте в единый синий цвет. На встречном курсе появился силуэт военного корабля. Учитывая полученную информацию о кораблях береговой охраны США, Диамин не волновался. Но тут американский корабль на траверзе левого борта развернулся, лёг на параллельный курс и поднял опознавательные флаги. По радиосвязи было предложено принять на борт инспекторскую группу для проверки. Вот тут Диамину стало тревожно, он только сейчас осознал, что зря пошёл против того, что предвещала судьба, которая указывала ему, что вначале он должен был отвезти груз. Возможно, и не столкнулся бы тогда с американской морской полицией, которую ему следовало опасаться.

По американским законам запрещено ловить рыбу, обитающую на самом дне, среди камней и водорослей. За нарушение этого закона грозит наказание всему экипажу – тюремное заключение до двух лет. По этой причине на дно трал опускать запрещалось. Но трал российского судна касался грунта и собирал всё, что находится на его пути: камбалу, палтус, ракушки, в том числе и ту самую рыбу, которую запрещено ловить по американским законам. В надежде на отмену проверки Диамин сообщил на английском языке (капитаны в Преображении проходили обучение на специальных курсах для работы в загранрейсах), что идёт с тралом и не может остановиться. Но ему вежливо ответили, что подождут. Тогда Диамин дал команду на выборку трала, и судно легло в дрейф.

По штормтрапу на борт СРТМ «Труд» уверенно поднялись четыре американских офицера. Первый, старший по званию, высокого роста, рыжебородый и самоуверенный, с тяжёлым подбородком и суровым взглядом, сразу направился в кают-компанию, трое других пошли на промысловую палубу. В кают-компании американский офицер проверил у капитана советского судна все необходимые документы, расспросил о цели нахождения в районе берегов Америки, нет ли запрещённой к вылову рыбы. Почти в это же время в кают-компанию вошли вернувшиеся с досмотра палубы другие офицеры, подтвердившие наличие запрещённой к вылову рыбы. Тут же старший офицер в напряжённой, гнетущей тишине начал составлять протокол о нарушении американского законодательства советским судном «Труд», после составления которого судно вместе со всей командой подлежало аресту и препровождению в американскую тюрьму сроком на два года. Всё это ясно понимал молодой капитан, но ничего исправить уже не мог. Составив протокол за подписями проверяющих и капитана СРТМ «Труд», который старался сохранять спокойствие и достоинство, не заискивая перед проверяющими, не умоляя их не составлять протокол, американцы уже было направились к выходу.

И тут опечаленному капитану откуда-то свыше неожиданно для него самого пришла мысль обратиться к американцам. На чистом английском языке он сказал: «Господа офицеры! Протокол составлен, ваша миссия выполнена. А мне хотелось бы напомнить, что сегодня 9 Мая, День Победы. Когда-то мы с вами воевали на одной стороне против грозного противника и победили вместе! Предлагаю отметить это важное историческое событие рюмкой русской водки!»

Старший офицер, словно споткнувшись обо что-то, остановился, задумался на мгновение и выразил готовность отметить День Победы. Помощник капитана в считанные секунды накрыл белоснежной скатертью стол, вынес из холодильника запотевшую водку, колбасу, салаты и наполнил до краёв хрустальные рюмки. Американский офицер, сохраняя суровость в лице, выпил за День Победы. Вслед за ним выпили и другие офицеры. Водка и закуска пришлись американцам по вкусу. Налили ещё по одной всем присутствовавшим и снова выпили за День Победы. Начался непринужденный разговор. Американцы вспомнили о своих близких родственниках, которые воевали в годы войны, поговорили о встрече на Эльбе. Их лица слегка раскраснелись, исчезла суровость во взгляде старшего офицера. После второй рюмки повелись разговоры уже и на отвлечённые темы.

Американцы было вновь собрались покинуть кают-компанию, но было видно, что делают они это как-то неохотно. Тут Диамин напомнил, что по русскому обычаю принято выпивать по три рюмки. Наполнили в третий раз рюмки, дружно выпили и за третий тост – за любовь и дружбу между советскими и американскими народами! И тут произошло необъяснимое. Американский старший офицер, подобревший от русской водки, медленно поднялся со стула и демонстративно, не говоря ни слова, аккуратно разорвал протокол на мелкие части. На минуту в кают-компании воцарилась тишина, а солнце будто ярче засияло над морем. После этого американцы поблагодарили русских за гостеприимство, пожали руки, пожелали доброго пути и, выйдя из кают-компании, спустились по штормтрапу на свою шлюпку, которая доставила их на патрульное судно.

Диамин не мог поверить, что нависшая над всей командой трагедия растаяла, как утренний туман над морем. По Божьей

воле всё закончилось благополучно. Не желая больше искушать судьбу, он связался с руководителем предприятия и объяснил ситуацию. Сразу поступила команда всем судам Преображенской базы тралового флота немедленно покинуть район промысла и перейти в Берингово море на промысел минтая.

Первый капитанский рейс Диамина продолжился, но это уже другая история. В 1977 году США установили 200-мильную экономическую зону у своих берегов. Ни одно иностранное судно уже не имело права ловить там рыбу.

Да, всё-таки у всех людей, независимо от их государственной и национальной принадлежности, есть некие общие черты, общие точки соприкосновения, есть такие общие исторические события, как День Победы, которые роднят их души, делают людей более близкими, разум-ными и добродушными. Благодаря этому мы живём и трудимся на прекрасной Земле в мире и дружбе.

Дмитрий Окунев (на основании рассказа капитана дальнего плавания Вадима Оленёва, уроженца п. Усты, проживающего в настоящее время в с. Преображение Дальнего Востока).

Фото из открытых интернет-источников

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

6