Меню
12+

Районная газета «Уренские вести», г. Урень

16.10.2020 09:12 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 78(13395) от 16.10.2020 г.

Жить здесь и сейчас

Анастасия и Александр Скворцовы с сыном Лёвой

Через объектив фотокамеры я ловлю взгляд улыбчивого мальчишки на детской площадке. Ему всего шесть лет. Как все дети в его возрасте, он непоседлив, смело забирается на горку, катается на качелях. Мой фотоаппарат явно заинтересовал его, он стал просить пофотографировать его ещё и ещё. Сложно представить, что контактировать с окружающими людьми Лёва, так зовут этого мальчика, начал всего год назад благодаря усилиям, которые своевременно предприняли его родители. В два года старшему сынишке Анастасии и Александра Скворцовых поставили неутешительный диагноз – «аутизм».

Лёва Скворцов

На этой красочной современной площадке, установленной по благотворительной программе «Обнажённые сердца» в микрорайоне, где глава семьи получил дом как молодой специалист и где Скворцовы так любят бывать всей семьёй, мы и договорились с ними встретиться, и я попросила их рассказать свою историю.

– Начните, пожалуйста, рассказ про вашу семью с момента знакомства, – прошу я их.

– Мы с супругой учились в педколледже в Шарье. Анастасия оттуда родом. Когда она поступила, я уже заканчивал учиться, – начал разговор Александр. – Мне она сразу приглянулась, я попытался с ней познакомиться, но она не ответила взаимностью. Потом я ушёл в армию. Где-то через полгода службы нашёл её через интернет, написал, и у нас завязалась переписка. Буквально месяца за два до моей демобилизации она стала меня ждать из армии. Потом ещё полтора года мы встречались, а в 2013 году сыграли свадьбу. Поскольку я работаю тренером в спортивной школе, мне ещё до армии как молодому специалисту дали дом, сюда я и привёз мою Настю. Супруга устроилась воспитателем в детский сад «Парус», а в 2014 году у нас появился первый сын – Лёва, потом менее чем через два года – второй сын – Иван. Конечно, если сейчас оценивать, то мы видим, насколько была велика разница в их развитии. Но на тот момент опыта в воспитании детей у нас ещё не было, поэтому мы не сразу заметили, что с первенцем что-то не так. Да, не любил смотреть в глаза, поздно начал головку держать, но потом это всё наладилось. Зато Лёва рано пошёл. Физически он вообще очень активно развивался. Однако где-то в два года мы стали замечать, что он не слышит нас, не откликается на имя, на просьбы, и тут мы уже забили тревогу. Это сейчас начали раньше диагностировать это заболевание, а тогда нам пришлось объехать много врачей, прежде чем нам официально поставили диагноз «аутизм».

Пока мы разговаривали, Лёва уже накатался с горки и теперь подбежал к отцу и начал нетерпеливо теребить его за рукав. В то время как Александр отвлёкся на сына, мы продолжили беседовать с Анастасией.

– Поскольку на тот момент у нас уже появился второй малыш, то мне, естественно, пришлось остаться с маленьким, а по врачам со старшим сыночком поехал мой супруг, – говорит она. – Где они только не были: в Москве, Нижнем Новгороде, Казани! И везде диагноз был под вопросом – задержка психоречевого развития. А в три года мы услышали про методику «томатис». Это программа для нейро-сенсорной стимуляции. Благодаря специальной обработке музыки и голоса у пациентов значительно улучшаются моторная и когнитивная способности, другими словами, умение мыслить, общаться, выполнять направленные действия, целостно воспринимать действительность. Пообщались с другими родителями, со специалистами в интернете и, услышав много положительных отзывов, решили попробовать. Поскольку наша медицина ещё только начала развиваться в этом направлении, то выбора у нас не было, нужно было ехать в Бельгию, где и зародилась эта методика и где, соответственно, наиболее эффективно проводилось по ней лечение. Поскольку собственных средств у нас не было, я начала их сбор. Люди откликнулись, деньги на реабилитацию были очень быстро собраны.

– Мне кажется, не было равнодушных людей к нашей беде, мы ощутили такую колоссальную поддержку! Незнакомые нам люди даже просто останавливали на улице, просили нас не отчаиваться, – вернулся к разговору Александр. – Эта самая первая реабилитация была важна тем, что она запустила весь процесс, не позволила нам опустить руки, напротив, дала мощнейший толчок бороться. Это была очень интенсивная процедура – по два часа утром, днём и вечером. Конечно, при нашей проблеме нельзя рассчитывать на мгновенный результат, эффект от процедур накапливается, может вдруг неожиданно проявиться в каком-то новом умении. Мы верим, что нам помогло, поскольку с того момента мы стали отмечать изменения в поведении ребёнка, в первую очередь на бытовом уровне. Если до этого он нас не слышал, не откликался, то теперь он стал больше слышать и понимать.

После Бельгии, чтобы улучшить эмоциональный фон малыша и закрепить полученный результат, по совету врачей мы отправились на море. Лёве там очень понравилось: вода – это его стихия. Потом сразу осенью мы прошли дельфинотерапию. Этот метод построен на принципе лечебной игры. Надо сказать, пребывание в воде и общение с дельфинами, которые по своей природе очень добрые и способны изменить поведение в зависимости от психоэмоционального состояния маленького пациента, позволяет получать положительные результаты даже при самых сложных проявлениях аутизма. Мы на собственном примере смогли в этом убедиться. Тем более что занятия эти вёл один из лучших специалистов. Его зовут Александр, и он работает не где-нибудь далеко, а у нас в Нижнем Новгороде, к нему на лечебные процедуры приезжают со всей страны. Если честно, я был удивлён, когда увидел, как наш сын, который нас даже не слышал, выполняет все его команды. После этого мы поменяли немного свой стиль общения, стали построже, научились отдавать чёткие и ясные просьбы, и сын немножко стал нас слышать и слушаться.

Потом мы поехали в Казань проходить БАК-процедуру. Это воздействие на мозг акустическим сигналом. Там нам, кстати говоря, очень понравилась лечебная физкультура. До этого Лёва не выполнял упражнения, а Алёна, тренер, показала нам, как с ним надо работать. Здесь же прошли мы и занятия с дефектологом, которая подсказала нам, как лучше с сыном заниматься. Были мы и у остеопата, проходили процедуру микрополизации током. Надо сказать, одна из лучших методик работы с такими детьми, дающая стопроцентный эффект, – АВА‑терапия. Это интенсивная обучающая программа, которая основывается на поведенческих технологиях и методах обучения. Словом, в течение двух лет мы пробовали, искали, очень интенсивно занимались лечением сына, и это не могло не дать свой положительный эффект.

– А сейчас какие трудности испытывает ваша семья?

– Беда в том, что этой проблеме пока ещё очень мало уделяется внимания, а между тем таких детей становится всё больше. Только на нашей улице, где всего 10 домов, с таким диагнозом два ребёнка. В Шарье, например, сумели открыть центр для детей с задержками развития, ДЦП, аутического спектра заболеваний. Очень хотелось бы, чтобы такой центр появился и у нас. Самое важное для нас – это информация. Страшно, когда ты остаёшься один на один с этой проблемой и не знаешь, куда обратиться, чтобы тебе помогли, подсказали. А между тем, время уходит очень быстро, чем раньше начнётся реабилитация, тем лучше будет результат. У таких детей один шаг вперёд – два назад. Бывает, ребёнок уже научился чему-нибудь и вдруг вновь перестаёт самостоятельно кушать, укладываться спать, разговаривать, – рассказывает Александр.

В это время Лёва явно заинтересовался моим блокнотом и ручкой. Я протянула ему листок, и он начал что-то увлечённо рисовать, а мы продолжили беседу.

– А какой сейчас у вас Лёва? Расскажите немножко о нём.

– Лёве сейчас шесть лет, по характеру он шустрый, любознательный. Но все эти изменения произошли с ним всего год назад. Сейчас он любит лепить, рисовать, а мы счастливы тем, что он чем-то занят. У него есть даже свой любимый мультяшный герой Ам-Ням, которого он рисует, раскрашивает или просто прижимает к себе, поскольку у нас есть такая мягкая игрушка. Конечно, благотворно на него влияет и посещение детского сада «Парус», где с ним занимаются дефектолог, логопед, психолог, есть бассейн, физкультурный зал. Поскольку я работаю в этом же детском саду, то имею возможность индивидуально заниматься с ним лепкой, рисованием, другими видами творчества. Надо сказать, ребятишки к нему относятся очень хорошо, стараются вовлечь его в свои игры, – говорит Анастасия.

– А как Лёва ладит со своим младшим братиком?

– Конечно, особенность таких детей в том, что они не нуждаются в других людях. Лёва поначалу был очень замкнут, и только сравнительно недавно стал обращать внимание на младшего братишку. Теперь вместе они и побалуются, и в прятки, и в догонялки поиграют. Чувствуется, что Лёва братика любит, может подойти к нему и обнять. И Ваня его любит. Несмотря на то, что он младше, он ведёт себя, как старший, во всём старается опекать Лёву, помогать ему. Хотя по характеру Ванюшка у нас, конечно, хулиганистый, подвижный, ему надо постоянно на улицу, куда-то бежать гулять, что-то делать. Вообще, появление второго сына благотворно повлияло на всю нашу семью. Он и нам не даёт унывать, и брата растормаживает, не даёт ему уходить в себя. Вот и врачи в такой ситуации, как у нас, советуют родителям завести второго ребёнка, – продолжает она разговор.

– Как вы совместно проводите время?

– Мы очень много времени проводим на свежем воздухе. У нас рядом есть овраг, где мы и гуляем. В овраге живёт бобр, и мы ходим на него смотреть. Сыновья уже знают, на каком дереве можно посидеть, где укрыться от дождя. У нас даже Лёвино дерево есть. Лёва на него научился залезать. Мы ему многое позволяем, конечно, в границах разумного. Куда бы он ни полез, что бы ни разлил, ни разобрал, мы ему не запрещаем. Хочет что-то порезать, постричь – пожалуйста, это процесс творческий, мы стараемся не мешать, а напротив, поддерживаем в его начинаниях, лишь бы он не уходил в себя, а был здесь, с нами, – говорит Александр.

– Скажите, а как на вас лично повлияла эта ситуация? – задаю я ему вопрос.

– Ответ на этот вопрос я изложил в своей творческой работе, которая так и называется «Чему научил меня мой ребёнок?», за которую наша семья в этом году получила специальный приз на областном конкурсе творческих работ «В моей семье особенный ребёнок». Мы очень благодарны управлению социальной защиты и комплексному центру социального обслуживания населения, предоставившим нам возможность поучаствовать в этом конкурсе. Приятно было не только то, что мы вошли в число победителей, но и то, что к нам отнеслись со вниманием и пониманием, о нас думают, нас слышат.

В своей работе я выделил три самые важные вещи. Во-первых, во мне окрепла вера в людей. Ведь когда у нас возникла необходимость, сколько людей откликнулись, протянув нам руку помощи! И сегодня нас продолжают поддерживать.

Во-вторых, я понял, что никогда не нужно делать поспешных выводов. Потому что мы с Лёвой бывали в разных ситуациях. Случалось, он впадал в истерики, и люди, которые при этом присутствовали, по-разному относились к этой ситуации: кто-то с пониманием, а кто-то, не зная истинных причин, и с осуждением.

В-третьих, самое важное, на мой взгляд, жизненное правило – живи здесь и сейчас. У нас был такой случай, когда мы только начали ходить гулять в овраг. Была весна. Лёве тогда и трёх годиков ещё не было. Так вот, когда мы с ним гуляли, в какой-то момент я на минутку отвлёкся. А когда посмотрел в ту сторону, где должен был находиться мой сын, увидел, что его там нет. Я осмотрел всё кругом, зашёл за наш дом, потом за соседский – нет его нигде. Услышав о случившемся, наш сосед без лишних слов сел в автомобиль и стал объезжать соседние улицы, но всё было безрезультатно. Тогда я вновь побежал в овраг. Иду по оврагу, зову его, а он не откликается. «Лишь бы в воду не упал», – думал я. Смотрю, а он стоит посреди оврага и кидает камешки в воду. Хотел его поругать, но увидел у него на лице такой восторг! Он с упоением следил за тем, как расходятся круги по воде. Над головой солнце светит, листва шумит, птички поют… Я встал рядом, а он даже не обратил на меня внимания. Надо было прочувствовать всё это и понять: жизнь – она здесь и сейчас. Смотришь на Лёву и понимаешь, что он радуется простым моментам. Мы мимо проходим, а он увидит цветочек, присядет и рассматривает его. Понимаете, смысл жизни теряется, если ты живёшь ожиданиями, надеждами. А ведь можно жить проще: вышел – тепло, рядом любимые люди. Вот на этом надо больше заострять внимание, тогда и жизнь насыщенней становится. Если всё хорошее приумножать, то и трудности преодолевать легче. Когда все члены семьи сплочены, тогда в семье царят взаимопонимание и любовь.

На прощание Лёва попросил меня, чтобы я его ещё раз сфотографировала. Этот жизнелюбивый мальчик теперь не только на фотографиях, но и в моём сердце. Вот он, крепко держа маму и папу за руки, спешит куда-то по своим делам, навстречу миру.

Ирина Смирнова.

Фото автора

Что такое аутизм

В переводе слово «аутизм» – ушедший в себя человек, или человек внутри себя. Страдающий подобным заболеванием человек не проявляет свои эмоции, жесты и речевое обращение к окружающим, а его действиях зачастую отсутствует социальный смысл. Ранний детский аутизм остаётся малоизученной болезнью. Никто не знает, почему появляется это заболевание и есть ли возможность полностью вылечить его.

Аутизм: болезнь или гениальность?

Большинство аутистов – талантливые и одарённые люди. В народе это заболевание часто называют «болезнь гениев», хотя справедливости ради стоит отметить, что у каждого конкретного аутиста уровень интеллекта может быть от минимального до самого высокого. Доказательство тому – всемирно известный Билл Гейтс. К слову сказать, в США семья, имеющая ребёнка с диагнозом «аутизм», получает от компании «Microsoft» 10 тысяч долларов в год на коррекционное лечение. А почти 45 % ведущих программистов «Microsoft» – аутисты.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

254