Меню
12+

Районная газета «Уренские вести», г. Урень

12.10.2020 09:48 Понедельник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 77(13394) от 12.10.2020 г.

Месяц в плену у COVID-19

Можно многое знать о COVID-19, но пока не столкнёшься с этой инфекцией лично, она остаётся страшилкой, в которую кто-то верит, а кто-то нет.

Коронавирус вошёл в нашу семью в пятницу, 11 сентября. Дочь неожиданно почувствовала лёгкое недомогание. В субботу состояние ухудшилось, появились головная боль, ломота в костях, сильная слабость, повысилось давление, пульс перевалил за 100 ударов в минуту, столбик термометра показал 38,5. К вечеру аналогичные симптомы появились и у меня, только температура ниже – 37,2. Скорую помощь решили вызвать к обеим сразу.

Фельдшер приехал в защитном костюме. Осмотрев нас, сказал, что по симптомам у нас, похоже, коронавирус. Оказав экстренную помощь, запретил выходить из дома, велел принимать антибиотики и противовирусные препараты, при необходимости – жаропонижающие, а также таблетки для стабилизации давления и пульса. Сказал, что в понедельник нужно вызвать врача на дом.

К лечению приступили в тот же вечер, но самочувствие не улучшалось.

В понедельник утром вызвали врача-терапевта. Она отнеслась к нам очень внимательно, осмотрев, подробно расспросила, чем и как лечимся. Порекомендовала даже дома ходить в масках. Сказала, что сегодня к нам приедут брать анализы на COVID-19. Лечение правильное и его нужно продолжить.

Вечером муж пришёл с работы с болью в горле и температурой 37,5. Понимая, что у него тот же диагноз, мы снова вызывали доктора. Ему назначили аналогичное лечение и взяли анализ на COVID-19.

Во вторник утром мы все почувствовали облегчение. После тройчатки на ночь у дочери впервые не было высокой температуры, и она весь день водилась с двухлетним сынишкой. Но к вечеру боль во всём теле свалила её с ног, температура поднялась до 39 и после очередного жаропонижающего укола уже не снизилась. А у меня не было сил подняться, чтобы ей помочь. Температура 38,5, несвойственное для меня высокое давление, болело всё тело.

В среду дочь направили на компьютерную томографию. Диагноз COVID-19 подтвердился, поражение лёгких – более 30%. У неё сразу взяли анализы, сняли электрокардиограмму, сделали какой-то укол, после которого температура начала снижаться, и на машине скорой помощи в сопровождении медработника отправили в COVID-центр города Бор.

Страх за дочь и за маленького внука, которого впервые разлучили с матерью, заставил меня мобилизоваться и забыть о собственной боли. Заботу о ребёнке полностью взял на себя его отец. В среду вечером он вернулся с работы с температурой 37,5. На этот раз скорую мы уже не вызывали – просто поделились с зятем своими лекарствами. Молодой организм и своевременное лечение дали хороший результат. На следующий день температуры у него уже не было, а через два дня исчезли слабость и недомогание. О том, что у него был COVID-19, узнали по результатам теста. К счастью, малыш, находясь долгое время с больными, чувствовал себя нормально. Взятый у него тест был отрицательным.

В пятницу мы с мужем снова почувствовали себя плохо. У него поднялась температура, у меня упало давление. Врач, которая каждый день узнавала о нашем здоровье по телефону, предложила пройти обследование на компьютерном томографе. Нас увезли в больницу на скорой – результаты порадовали: у меня поражение лёгких – 2%, у мужа – 6%. Врач выдала нам бесплатные таблетки для больных с подтверждённым COVID-19.

В этот же день температура поднялась у обеих моих сестёр, живущих по соседству. В том, что у них COVID-19, я уже не сомневалась, но они отказывались в это верить. Однако врача всё-таки вызвали, начали лечиться. Потом всё по тому же сценарию. С каждым днём самочувствие ухудшалось, результатов тестирования ещё не было. Когда стало совсем невмоготу, согласились на КТ-обследование. У одной поражение лёгких составило 22 %, она принимала арбидол и антибиотики, у второй – 36%, она лечилась только арбидолом. Первой дали возможность продолжать лечиться дома, вторую в тот же вечер отправили в COVID-центр.

В первые десять дней болезни нам даже в голову не приходило выйти из квартиры, было только одно желание – лежать. Спасибо подругам, которые практически каждый день оставляли у наших дверей лекарства и продукты. Впрочем, есть не хотелось. То ли от инфекции, то ли от лекарств постоянно тошнило. Кроме назначенных антибиотиков, пришлось принимать лекарства от кашля, а также для стабилизации работы желудочно-кишечного тракта и сердечно-сосудистой системы.

Температура нормализовалась, но нормальное самочувствие почему-то не возвращалось. То высокое давление не давало уснуть ночью, то накатывала тошнота, то потливость, то не хватало воздуха. Те, кто уже переболел ковидом, советовали больше бывать на свежем воздухе. К тому же погода стояла чудесная, и 24 сентября мы сели в машину и уехали в деревню на дачу. Этот день стал переломным. В деревне и дышалось легче, и время шло быстрее. К тому же ещё не были убраны яблоки, морковь, картошка. Начали потихоньку работать. После первого дня на даче к вечеру незначительно поднялась температура, но на следующий день всё было уже хорошо.

Дочь, состояние которой долго оставалось тяжёлым, тоже пошла на поправку. 29 сентября её пообещали выписать из больницы. Обрадовавшийся зять уехал за ней в шесть утра и прождал до трёх вечера, когда её, наконец, отпустили. Дома, обняв сынишку, она расплакалась, и ребёнок тоже. Но это были слёзы радости – самые счастливые слёзы.

30 сентября выписали сестру. В ковид-центре она быстро пошла на поправку и стало возможным перевести её на амбулаторное лечение.

Жизнь постепенно возвращалась в привычное русло, мы чувствовали себя уже нормально и ждали результаты тестов, чтобы вернуться к работе.

6 октября мне позвонили из больницы и сообщили, что два последних теста на COVID отрицательные и с 7 октября я могу приступить к работе. Мужу закрыли больничный лист 9 октября. Дочери назначили контрольное обследование на компьютерном томографе на 13 октября. Зять всё ещё ждёт результаты тестов, чтобы выйти на работу. Сёстры тоже чувствуют себя нормально.

Этот месяц, проведённый в плену у CОVID-19, стал для нас не только тяжёлым испытанием, но и благодатью. Да-да, я не ошиблась, именно благодатью, потому что показал, какие хорошие нас окружают люди. Мы увидели, насколько отзывчивы наши врачи, фельдшеры, медсёстры, в каких тяжёлых, я бы сказала, фронтовых условиях они сейчас работают. Когда врач или фельдшер, часами находясь в средствах защиты, обследует больных, сам он вряд ли хорошо себя чувствует, потому что пот течёт по всему телу. Больных так много, что рабочий день терапевта растягивается на шесть дней по 12 часов и ночные дежурства плюсом. В кабинете у него нет телефона, позвонить больному можно только из регистратуры. В аптеках Уреня исчезли ртутные термометры. Тесты на COVID делаются долго. За пять, а то и 14 дней инфекция может разрушить лёгкие до необратимых последствий. Большой плюс Уренской больницы – новый компьютерный томограф, диагностирующий инфекцию с максимальной точностью, и профессионализм наших медиков. Спасая жизни коронавирусным пациентам, они каждый раз рискуют собственной жизнью.

– Нас осталось три солдата! – горько шутила старшая медсестра приёмного отделения. – Остальные перешли в разряд пациентов.

Впрочем, какая же это шутка, если за этот месяц многие медработники заболели. Дай Бог им поскорее выздороветь. Без этих терпеливых ангелов в защитных комбинезонах нам ни за что не справиться с инфекцией.

А ещё с ней не справиться без ответственного отношения каждого к своему и чужому здоровью. Если раньше я относилась к маске, как к визитной карточке, надевая её там, где этого требуют, то во время болезни маска и перчатки стали для меня необходимым средством защиты, без них никуда.

Хочется сказать огромное спасибо Клавдии Терентьевне Лицовой, Ольге Евгеньевне Кочневой, Андрею Михайловичу Гусеву, Маргарите Михайловне Романовой, Екатерине Ухановой, Оксане Реуновой, Любови Соршнёвой, Любови Лубковой, Юлии Речкиной, друзьям, коллегам и всем-всем, кто лечил и поддерживал нашу семью во время болезни.

Татьяна Журавлёва.

Фото из открытых интернет-источников

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

431