Меню
12+

Районная газета «Уренские вести», г. Урень

16.09.2019 10:00 Понедельник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 70(13288) от 16.09.2019 г.

Честное купеческое слово

Из серии «Отцовские рассказы»

Готовь сани летом... Эту народную мудрость хорошо знал и помнил прадед Василия Окунева, купец третьей гильдии Ефим Гаврилович Малышев, владеющий рыбной лавкой в деревне Панфилово, в которой торговал лучшими сортами красной рыбы, привезённой им из Астрахани. Каждый год, когда снег едва покрывал нижегородскую землю, Ефим Гаврилович на пяти лошадях, запряжённых в деревянные сани, вместе с мужиками из деревни Панфилово отправлялся в далёкую Астрахань за рыбой. А весной, ближе к Пасхе, с полными возами, наполненными различными сортами замороженной красной рыбы, уставшие, но довольные приобретённым товаром, мужики торговой артели возвращались домой.

Вот и в этот 1889 год, обновив летом полозья саней, заготовив овса для лошадей, провианта для работников артели, въезжает купец Малышев в Астрахань, где он всегда оптом по низкой цене скупал рыбу у купца второй гильдии Ивана Поликарповича Рыбакова. Ефим Гаврилович из рода старообрядцев, человек честный, богобоязненный, трудолюбивый. Но и на старуху бывает проруха, как говорит народная пословица. Так и Ефим Гаврилович на этот раз повстречал на постоялом дворе незнакомого человека, с виду добропорядочного, одетого в одежды достойного купца, с хорошими манерами и умением красиво говорить. Незнакомец сказал, что он неоднократно замечал в торговых рядах Ефима Гавриловича, поинтересовался у него, сколько и по какой цене он закупает рыбу. Ефим Гаврилович, не подозревая ничего плохого, вступил с ним в разговор, рассказал незнакомцу о своей торговле, о ценах, о планах прибрести хорошую рыбу. В ответ незнакомец предложил Малышеву свой товар по очень выгодной цене, мотивируя низкую цену тем, что возникла необходимость срочно освободить склад от товара.

Где-то в подсознании Ефиму Гавриловичу как будто кто-то подсказывал, что он нехорошо поступает, отказываясь от сделки с уже проверенным временем купцом Рыбаковым. Однако купеческая сущность, возможность приобрести товар по более низкой цене, взяла верх над рассудком, и Ефим Гаврилович решился приобрести товар у незнакомца. «Ну, вот и хорошо! По рукам?» – говорит, улыбаясь, незнакомец. «По рукам!» – отвечает Малышев. Тогда незнакомец предлагает зайти в трактир и отметить сделку рюмкой хорошей водки. Словно загипнотизированный, Ефим Гаврилович соглашается и идёт в трактир. Дальше он ничего не помнит. Очнулся уже под вечер, кругом никого нет, он лежит на какой-то улице, голова шумит, подташнивает, и главное – нет денег артели, нет всей той суммы, которую он хранил при себе для покупки товара.

«Это наказание Господне, – подумал Ефим Гаврилович, – наказание за то, что я обманул купца Рыбакова». Ему стало вдвойне тяжелее на душе от мысли, что из-за него пострадали и люди, приехавшие с ним. Как же возвращаться домой порожняком, без товара, без денег? Да и коней надо чем-то кормить. Одним словом, трагическое положение. Хоть руки на себя наложи. И опять в подсознании промелькнула мысль – идти к купцу Рыбакову, покаяться перед ним во всём и попросить у него помощи.

Так и сделал. Иван Поликарпович выслушал исповедь Ефима Гавриловича и сказал: «Это тебе наука, Ефим Гаврилович. Так уж и быть, дам я тебе товар и денег на дорогу под твоё честное купеческое слово!» Никаких расписок, никакого залога не взял купец Рыбаков с купца Малышева.

На следующий год Ефим Гаврилович полностью рассчитался с Иваном Поликарповичем, поблагодарил его за доверие и помощь. Все последующие годы купец Малышев все торговые сделки осуществлял только с купцом Рыбаковым. Всё складывалось в жизни Ефима Гавриловича замечательно. Торговля рыбой приносила ему хорошую прибыль, благодаря чему он расширил свою торговую лавку, построил новый дом, поженил своих сыновей и выдал замуж дочерей. Одну из дочерей – Ольгу – отдал замуж за серьёзного, крепкого, непьющего мужика из деревни Панфилово Александра Васильевича Окунева. Александр Васильевич перед уходом на германскую войну 1914 года с Ольгой Ефимовной успели подарить трёх внуков и внучку. Всем детям и внукам Ефим Григорьевич всегда оказывал посильную помощь. Особо благоволил отец к своей дочери Ольге, которая впоследствии стала настоящей сподвижницей старообрядческой веры, выполняла функции просветителя старой веры и старообрядческого священника, родила девятнадцать детей и прожила до девяноста девяти лет.

Но вот наступила революция 1917 года, которая, словно гигантский вихрь пожара, пожирающий десятки миллионов людей, пронеслась по России. Не пощадила она и купца Малышева. Деньги, нажитые годами честным и тяжёлым трудом, деньги, которые раньше в народе называли «екатеринками», вдруг в одночасье потеряли свою значимость и ценность. Вместо «екатеринок» стали вводиться так называемые «керенки», названные в честь председателя Временного правительства А.Ф. Керенского. Ефим Гаврилович доставал из мешков все накопленные деньги, раскладывал по полу своего дома эти широкие, цветные, с изображением императрицы Екатерины ассигнации и всё говорил: «Да неужели эти деньги все пропадут? Да нет, не может такого быть. Никогда не поверю!» Верил-не верил купец, а деньги действительно все пропали. Не смог Ефим Гаврилович перенести такого удара революции. Вскоре после этого купца Малышева не стало. Осталось только его честное купеческое слово.

Дмитрий Окунев.

Фото из открытых интернет-источников

Комментарии (1)

  • wladmir2012, 16.09.2019 15:46 #

    Изначальная фамилия Ефима Гавриловича была не Малышев, а Рыбаков (в конце заметки он почему-то поименован Григорьевичем). Его жена — Анна Родионовна. Ни Ефим, ни его дочь Ольга не могли быть старообрядцами, потому что их имена значатся в метрических книгах уренской православной Трехсвятительской церкви. А если он был, по мнению автора, старообрядцем, то не мог напиться до беспамятства (староверы просто так вина в рот не берут). Далее: "когда снег едва покрывал нижегородскую землю, Ефим отправлялся в Астрахань". Но снег в Астрахани покрывал землю на полтора-два месяца позднее, и земля была не нижегородской, а костромской". Деньги назывались не "екатеринками", а "катеринками" и на лицевой стороне не были цветными. Наконец, ни о какой рыбной лавке в Панфилове сведений не имеется.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

86