Меню
12+

Районная газета «Уренские вести», г. Урень

16.08.2019 10:12 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 61(13279) от 16.08.2019 г.

На месте храма Покрова

Такой была деревянная церковь в Темте, построенная в 1845 году

Сколько интересных фактов из истории своего селения и своего рода хранит людская память! Едешь порой на рядовое задание, встречаешься с людьми, а они рассказывают тебе такое, о чём хочется рассказать всем. Так было и на этот раз. Глава Темтовского поселения И.В. Козловская попросила меня написать о молитвенном доме в Темте, который был открыт 10 лет назад в деревянном здании бывшего медпункта. «Была, видела, помню!» – такой была первоначальная реакция. Однако поехала. В деревянном доме, увенчанном золочёными куполами, меня встретили женщины в платочках. Среди них были те, чьими стараниями по благословлению благочинного Уренского округа Валерия Юшкова, при поддержке И.В. Козловской, её мужа Н.Ю. Козловского, председателя Темтовской ветеранской организации Л.П. Капитанова и всего темтовского населения здание медпункта реконструировалось и перестраивалось под дом для молитвы. Они-то и рассказали мне не только о молитвенном доме, но и историю единоверческого храма в Темте.

Ю.С. Водопьянова

Актив Темтовского молитвенного дома

Путём подворного обхода начинали собирать средства Анна Фёдоровна Лапшина, Юлия Степановна Водопьянова, Мария Фёдоровна Чижова, Августа Васильевна Катышева и другие участники инициативной группы. В 2009 году на Пасху протоиерей Валерий впервые совершил здесь молебен. С тех пор в этом доме во все церковные праздники звучат молитвы.

– Мы ведь мало чего знали, когда нашу церковь возрождали, – вспоминает Анна Фёдоровна Лапшина. – Церковные книги у меня от отца остались – Фёдора Ивановича Чижова. Он раньше певчим в Темтовской церкви был, а мой дед – Иван Яковлевич Чижов – старостой прихода.

О том, что в Темте церковь была, я, конечно, слышала, но что узнаю её историю из уст очевидцев, не думала. Между тем разговор оживился, и мои собеседницы начали рассказывать о том, что интересно каждому.

– Деревянная единоверческая церковь Покрова Пресвятой Богородицы была по-строена в Темте в 1845 году, – рассказывает сельский библиотекарь Елена Геннадьевна Бугрова. – Прихожан мужского пола в ней было 614 человек, женского – 869, и жили они в разных селениях, простирающихся от церкви на 80 вёрст. В ту пору и стала Темта селом, крупным, мастеровым, торговым. В 1900 году открылась при храме Покрова Пресвятой Богородицы церковно-приходская школа для ребятишек. По данным выписки из сборника постановлений Варнавинского уездного Земского собрания за 1908 год, общее количество жителей в Темте составляло 992 человека, 97 из них – дети от 8 до 11 лет, 43 являлись учащимися церковно-приходской школы. Для сравнения: в Урене в этом же году значилось 982 жителя, 94 из них – дети, число обучающихся в церковно-приходской школе с. Уреня – 92 человека. Помимо законоучителя, роль которого выполнял священник, в Темтовской школе были два учителя. В то время без Бога люди и дня не могли прожить. На церковную службу шли семьями, как на праздник. Здесь и венчали, и детей крестили, и покойников отпевали. Улицу, которая от церкви вела к кладбищу, Поповской называли, а в народе её ещё и Мертвецкой нарекли. Это потом уж она улицей Советской стала.

В 20-е годы прошлого века верой и правдой служил в храме Покрова Пресвятой Богородицы Богу и людям протоиерей Владимир Николаевич Воздвиженский. Хороший был батюшка, праведный, из церковного рода. Когда гонения на религию начались, церковь закрыли, протоиерея Владимира арестовали. За то, что сам от Бога не отрёкся и своим прихожанам помогал по Божьим заповедям жить, сослали его в лагеря. До сих пор неизвестна дальнейшая судьба батюшки. А вот судьбы его детей описал наш земляк Николай Александрович Гордин.

До революции священников и членов их семей на кладбище возле церкви хоронили. Обычным прихожанам на этом кладбище место нужно было за денежку выкупить, которая шла в церковную казну. Теперь уж никто и не помнит, чьи могилы здесь были. На месте церковного кладбища памятник теперь стоит землякам, погибшим на фронтах Великой Отечественной войны. В День Победы и тех, и других мучеников в селе поминают, молятся за тех и за других. Семён Иванович Чижов, Александр Николаевич Пучежанов, Клавдия Михайловна Воздвиженская, Людмила Ионовна Капитанова последними певчими в храме были, Михаил Васильевич Косарев – звонарём, Иван Яковлевич Чижов – старостой.

О том, что первая деревянная церковь сгорела, говорят не только старожилы, но и фотографии храма. А вот данных, когда это произошло, мы не нашли. Фигурировало три даты: 1914, 1927 и 1937 годы. Возможно, пожаров было несколько. Новую церковь на каменном фундаменте с деревянной колокольней всем приходом строили. Во время её строительства молились в церковной сторожке. Фотография 1950 года запечатлела новый храм во всей его красе.

– Мы сейчас в том самом здании, где раньше церковь была? – спрашиваю я бабушек.

– Нет. Это здание медпункта, построенного на месте церкви в шестидесятые годы. Церковь в 30-е годы закрыли, в войну в её здании колхозный склад был.

Выстраиваясь в длинные очереди за пайкой зерна, темтовцы никогда не забывали о том, что пришли к храму. Открыто не молились, но Господь и душевную молитву слышит и помогает. Тогда люди от голода умирали, а в Темте за всю войну ни одного такого случая не было. Одним словом, хоть и недействующая стояла церковь, но прихожане жили надеждой, что она когда-нибудь снова откроется.

– А в 1953 году, когда председателем колхоза был Иван Агапович Кондратьев, храма не стало, – рассказывает одна из моих собеседниц. – Здание по брёвнышку раскатали, фундамент крепкий был, каменный, так его взрывали. Думали клуб из храма за рекой выстроить, но брёвен церковных только на сцену да на потолок хватило. Бригадир наш, Марья Семёновна Смирнова, Богом просила председателя церковь сохранить как культурный памятник, да что толку! Иконы из храма вытащили и охранника к ним приставили. Верующие хотели святыни по домам разобрать, куда там! Был в нашем колхозе заезжий партийный работник Михаил Данилович Морозов, так он этими иконами баню свою топил. Хоть и дожил Михаил Данилович до старости, а умирал мучительно. Гроб даже не открывали, насколько покойник страшен был. А у Павла Беляева, который крест с храма сбрасывал, судьба ещё хуже сложилась. Сбил его поезд у Климовской выемки, отрезало обе ноги, кричал страшно. До больницы его довезти не успели, по дороге умер от потери крови. Темтовцы уверены, что настигла его Божья кара.

Однако кое-какие иконы прихожане у Морозова всё-таки выкрали и на долгие годы спрятали. А теперь в молитвенный дом возвращают.

– Видите, сколько у нас икон. Для иконостаса их по заказу отца Валерия написали. А вот эти темтовцы в дар принесли. Больше было, да пять лет назад наш молитвенный дом ограбили. Канонник Святых апостолов и икону Пресвятой Троицы унесли, – подхватывает рассказ другая прихожанка.

– Скажите, после того, как храм уничтожили, в Темте богомольных людей не осталось?

– А куда ж они делись? Кто жил по-божески, тот молиться никогда не переставал. И в советское время были люди, для которых вера в Бога больше значила, чем партийные призывы. Собирались верующие на молитву по церковным праздникам в домах у Александра и Анисии Гординых, Таисии Большаковой, Аграфены Лапшиной, Марии Смирновой, Екатерины Тихомировой, Веры Серовой. Да дом он и есть дом. Ни иконостаса, ни церковной утвари. А теперь у нас всё, как и должно быть. И купол, и крест, и иконостас, даже комната исповедальная. В праздники протоиерей Валерий служить приезжает, иконы со святыми мощами привозят, и помолиться, и причаститься можно. Поначалу на службы немного народу ходило, а теперь всё больше и больше. Женщины, дети, молодёжь благодаря нашей малой церкви к Богу потянулись. Да и жизнь в Темте с Божьей помощью лучше стала. Практически нет у нас домов пустующих, многодетные семьи появились, в этом году в школу идут 12 темтовских первоклассников.

Если внутри молитвенного дома всё, как в храме, то снаружи о его истинном предназначении свидетельствует лишь крест на золочёном куполе. Хотелось бы темтовцам здание в порядок привести, почерневшие от времени брёвна закрыть сайдингом, приобрести хотя бы один церковный колокол, который бы созывал прихожан на службу, сделать ограждение территории.

Расставаясь с прихожанками, я прошу их сфотографироваться на память. Эти удивительные женщины взяли на себя тяжёлую, но благодатную ношу возродить храм и молить у Бога прощения за людские грехи, чтобы милость Божия пребывала и в храме, и в доме, и в селе, и на всей земле.

Беседовала Татьяна ЖУРАВЛЁВА.

Фото Алексея МЕТЕЛЬКОВА

По воспоминаниям очевидца

92-летняя жительница Темты Анфиса Ивановна Коновалова была крещена отцом Владимиром (Воздвиженским) в 1928 году. Она помнит дом, в котором жила большая семья священника, знает, что протоиерей Владимир был арестован и сослан, но дальнейшая судьба батюшки ей не известна. Анфиса Ивановна говорит, что в подростковом возрасте не раз бывала в доме Морозовых и видела, что вместо пола у них в предбаннике лежали две большие иконы, снятые с церковного иконостаса. Помнит она и амбар в здании церкви, в котором в войну зерно хранили. По её словам, здание это было в то время недостроенным.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

22