Меню
12+

Районная газета «Уренские вести», г. Урень

26.07.2019 15:35 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 55 (13273) от 26.07.2019 г.

"Прости меня, мама!"

М.А. Рябкова с мужем и детьми. Снимок 2008 года

– Моей маме – Марии Александровне Рябковой – 25 июля 85 лет исполняется. Напишите о ней в газете: она это всей своей жизнью заслужила, – просит меня пришедший в редакцию мужчина. – Ведь таких, как она, – десятки, тех, что войну пережили, потом всю жизнь в колхозе работали, детей растили.

Тронутая сыновней заботой о старушке-матери, прошу Василия Леонтьевича Рябкова поподробнее рассказать о её судьбе.

– Родилась моя мама в крестьянской семье в д. Малое Панфилово в 1934 году. На свет появилась без отца, его на работе в лесу деревом насмерть захлестнуло за пару месяцев до её рождения. Мама была третьим ребёнком, два старших брата были для неё и няньками, и защитниками. Мечтала в школу пойти учиться, а тут – война, и вместо первого класса пошла она вместе с братом коров пасти за хлеб да картошку. И колоски на полях собирала, и колоколец ела, и обновки никакой всю войну не знала. После войны чуток полегче стало, но тут новая беда – в 1946 году дом у них в Панфилове сгорел. Осталась семья без крыши над головой. После пожара собрала бабушка детей и пошла с ними пешком к своей матери в деревню Большое Непряхино. Маме моей тогда 12 лет было, на ней и огород, и скотина, и вся домашняя работа. А в 16 лет она уже в колхозе «Новая жизнь» (после укрупнения – «Трактор») за овцами ухаживала. Маленькая, худенькая, а воду на ферму целыми днями зимой и летом вёдрами с колодца на коромысле таскала. Поначалу маме тяжело было, а потом втянулась. Шустрая, работящая, сама стала везде успевать. Через два года её в свинарки перевели. Работала на свиноферме, на сенокосе, и на льне, и на картошке, навоз на поля на лошади вывозила.

Ей было 20 лет, когда она замуж за Леонтия Васильевича вышла. Всю жизнь они с отцом вместе в труде и согласии прожили, четверых детей родили и воспитали. Отдыхать родителям некогда было. В колхозе работа тяжёлая, а дома – целый двор скотины, вода – в колодце, дрова – в лесу, теперешних удобств не было.

Нас, детей, родители в строгости воспитывали. У каждого свои обязанности по дому были. Отец с матерью вместе с солнышком вставали и нас будили. Косили тогда косами-литовками, пока роса на траве не обсохнет, а там надо сено ворочать, стога метать. С родителями-то вместе любая работа в радость – покажут, научат, похвалят, а бывало, и поругают. Маму мы больше отца боялись: если её не послушаешь, и от неё достанется, и отец накажет. Он особо не разбирался, главный аргумент: «Ты почему мать не уважаешь?» и – ремнём для пущей убедительности.

Нелёгкая жизнь тогда в колхозе была, но у моей мамы в трудовой книжке только одна запись о приёме в колхоз на работу да множество грамот, премий и благодарностей за трудовые заслуги. В 80-е годы она в колхозном саду яблони выращивала. Передовая колхозница, ветеран труда, она и сейчас живёт воспоминаниями о счастливой жизни колхоза имени Абрамова. И не понять ей, почему с такой-то современной техникой сад вырубили, бывшие колхозные поля зарастают, если в пору её молодости на лошадях да быках, а больше руками, и сажали, и сеяли, и урожай убирали, а земля не пустовала. Даже овраги и лесные просеки подчистую выкашивались.

Только теперь, когда сам двоих детей воспитал, понимаю, насколько трудно было родителям нас четверых на ноги ставить. А они всех нас трудягами вырастили. Алевтина сельхозинститут закончила, всю жизнь занимается защитой растений, Антонина – торговый техникум. От обычного продавца дошла до заведующей магазином и столовой. Фёдор был майором полиции, в 55 лет от онкологии умер. Ну а я поначалу фермерством занимался, зерно выращивал, но затратное это дело. Пришлось уйти на лесозаготовку. Не всё и не всегда в нашей жизни гладко было, и если что-то не ладилось, на помощь тотчас приходила мама. С семью внуками нянчилась, да и с правнуками, их уже пять, как могла, помогала. Не всегда мы её слушали, бывало, и словом обижали, слишком редко говорили о своей любви и просили прощения. Постарела наша мама, после смерти мужа и сына от горя совсем ослепла. С каждым днём тает её здоровье. И потому всё острее становится любовь к ней и сильнее хочется сказать: «Прости меня, мама!»

Слушаю рассказ Василия Леонтьевича и понимаю, что он прав. Судьба его мамы созвучна судьбе целого довоенного поколения, которое на глазах уходит. И давно пришла пора сказать нам, детям, слова невысказанной любви и признательности нашим родителям за то, что выжили, за то, что победили, за то, что строили для нас лучшее будущее и учили честно работать и жить.

… Да, время диктует свои законы, далеко не лучшим оказалось будущее и совершенно непредсказуемой – жизнь. Но уроки родителей не были напрасны, если седовласый мужчина приходит в редакцию, чтобы публично рассказать о любви к своей матери и попросить у неё прощения.

Записала Татьяна Журавлёва

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

25