Меню
12+

Районная газета «Уренские вести», г. Урень

24.06.2019 10:15 Понедельник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 46(13264) от 24.06.2019 г.

Планета под названием Ямал

Неночка
Северные меха ласкают руки
Сотрудник музея Г.А. Лаптандер с шаманским бубном
Мини-рынок с дарами Ямала

Окончание. Начало в №№ 43, 45.

Национальная кухня – ум отъешь!

Основная еда коренного населения Ямала проста – рыба и мясо. Причём мясо – только оленина, которую едят в варёном, вяленом и сыром виде. Рыба на Ямале благородная, семейства сиговых – муксун, щокур, нельма, сырок. Её тоже едят в любом виде. Одно из любимых блюд ямальцев – строганина. Замороженную насквозь суровыми морозами рыбину строгают тонкими ломтиками, макают в смесь соли и перца и после этого отправляют в рот. Кстати, строганину делают и из оленины. Отведать строганину во время путешествия на Ямал мне не удалось. А вот вяленую ряпушку, копчёного и малосольного щокура, пыжьяна и сырка в желе, вяленую оленину попробовать довелось. Вкуснятина, скажу я вам, – ум отъешь! Всё это уникальные и экологически чистые продукты.

При разработке газовых месторождений «Газпром» делает всё, чтобы сохранить уникальную ямальскую природу и проводит для этого постоянный экологический мониторинг. При строительстве объектов в газодобывающем процессе делается всё возможное, чтобы снизить воздействие на вечную мерзлоту, а замкнутые системы водоснабжения исключают загрязнение многочисленных водоёмов полуострова и почвы.

Перемещаясь с пастбища на пастбище, оленеводы возят с собой необходимый запас продуктов: соль, сахар, крупы, замороженный хлеб. Недостаток витаминов они восполняют, собирая летом в тундре дикий щавель, лук, ягоды – морошку, бруснику, голубику. А также пьют тёплую оленью кровь, богатую витаминами и микроэлементами. В городах и посёлках жители могут себя побаловать привозными свежими овощами и фруктами.

Дыхание тундры

Праздник закончился, мы возвращались в Салехард. В пути обратила внимание, что рядом с автотрассой Салехард – Надым без присмотра, вот уже второй день, стоят два снегохода. Где-то вдалеке виднеются несколько чумов. Значит здесь на несколько дней разбита стоянка оленеводов со стадом. Подумалось, что у нас оставленным у большой дороги снегоходам давно бы «приделали» ноги.

В какой-то момент во время нашего путешествия по тундре по блестящему на солнце, как стекло, снегу пошла низовая позёмка. И создалось впечатление, что тундра «задышала», как огромный живой организм. И когда машина спустилась в небольшую низину на трассе, эта же позёмка запуржила сильнее и дорога исчезла из глаз. Пришлось несколько метров ехать очень медленно сквозь пургу, буквально вслепую. Здесь это обычное дело, а мне стало немного не по себе. Тундра шутить не любит. Опасность подстерегает северян на каждом шагу. В пургу можно ненадолго отойти от дома, заблудиться и пропасть, а то и встретиться с медведем. Да ещё мало ли чего!

Тэтэль-вэтель (милый малый)

Обособленно от других тем и впечатлений хочется немного рассказать о детях Ямала, о юных тундровиках. Дети, рождённые и растущие в городах и посёлках полуострова, проходят обычный жизненный путь – детский сад, школа, взросление, получение профессии, работа.

Несмотря на суровые условия, дети растут счастливыми и беззаботными. До достижения школьного возраста они живут со своими родителями в тундре, ведут традиционный кочевой образ жизни, постепенно постигают оленеводческое мастерство, с малых лет приучаются к труду. Когда наступает школьный возраст, в конце августа к стоянкам оленеводов или к отдалённым посёлкам прилетает вертолёт, забирает детей и отвозит в школу-интернат, где они живут и учатся. В тундре они оказываются снова лишь в новогодние и летние каникулы. В интернатах, как правило, все дети из одной семьи живут в одной комнате. С трудом привыкают к новой обстановке, обычной для нас с вами пище – творогу, кефиру, молочным кашам, овощным салатам.

Бывали случаи, когда детей оленеводов награждали путёвками в Артек, но они отказывались от них, так как всем красотам юга предпочитают свою родную, неласковую, но любимую тундру.

На Дне оленевода я залюбовалась, глядя на ребятишек в красивых праздничных национальных одеждах, в которых не страшен ни мороз, ни ветер. Они могли спокойно сесть в сугроб или на лёд реки в своих малицах и ягушках, и родители будут уверены, что дети не замёрзнут и не заболеют. Забавную картину увидела в Аксарке. Мама долго гуляла по торговым рядам, везя за собой в пластиковых, напоминающих корытце, саночках малыша. Не обращая внимания ни на громкую музыку, ни на пронизывающий ветер на Оби, малыш мирно спал, а на его щеках пламенел здоровый румянец.

Никто из детей, которых пришлось увидеть на Дне оленевода, не плакал, не капризничал, не «выколачивал» из родителей покупки. Юные северяне были спокойны и уравновешенны. Это, наверное, особенность национального характера.

Не забытый Богом край

Не подумайте, уважаемые читатели, что Ямал – это Богом забытый край земли. В состав Ямало-Ненецкого автономного округа входит 8 городов. Из них самый большой по численности населения – Новый Уренгой, где проживают более 116 тысяч человек, самый маленький – Такро-Сале с населением в 21 тысячу. В городах живёт много молодёжи.

Столица полуострова – крупный культурный и образовательный центр с музеями, кинотеатрами, филиалами институтов, школами, техникумами, детскими садами, красивым городским парком, ледовым дворцом.

Моё пребывание в Салехарде не ограничилось посещением только праздника оленевода. Друзья подготовили мне широкую и разнообразную культурную программу, чтобы можно было ознакомиться с жизнью северян с разных сторон. Я побывала на спектакле «Гроза» в постановке Московского театра им. Вахтангова, посмотрела грандиозный концерт арт-группы «SOPRANO Турецкого», спектакль-коме-дию Салехардского народного театра-студии «Каморка», выступления детского кавказского хореографического коллектива, познакомилась с международным художествен-но-образовательным выставочным проектом «Страна оленья». Побывала в уникальном музее первого губернатора ЯНАО Ю.В. Неёлова, который размещён на территории бывшей губернаторской резиденции. Узнала о грандиозном и жестоком проекте ГУЛАГа – железнодорожной стройке № 501, или, как её ещё называют, «мёртвой дороге», которая велась в окрестностях города. И даже побывала на занятии древней китайской оздоровительной гимнастики цигун под руководством инструктора, прошедшего стажировку в тибетском монастыре Шаолинь.

В числе приворожённых

Всё хорошее когда-нибудь заканчивается. И вот наступил день моего расставания с Крайним Севером. Самолёт взлетел, качнул, словно на прощание, крылом и начал набирать высоту. Мелькнула и пропала под облаками лесотундра. Три часа полёта, и я опять в Москве, шумном и суетливом мегаполисе. 40-минутная передышка, пересадка на другой рейс, ещё час полёта, и вот я уже в Нижнем Новгороде. Только на следующий день, вернувшись в родной Урень, я в полной мере осознала, что побывала на Крайнем Севере, практически в Арктике. И затосковала до слёз по новым знакомым и друзьям, по искренним и бесхитростным людям, по необъятным просторам и белому безмолвию тундры, по безумно вкусной оленине и малосольному щокуру.

Жаль, что написать обо всём, что я увидела на Ямале, – невозможно, не позволяет газетная площадь. Да и не всё увиденное можно передать словами. Это надо только увидеть!!! Север не просто завораживает своей первозданной суровой красотой, а буквально привораживает к себе. И покинув этот суровый край, многие начинают тосковать по нему и возвращаются обратно. Вот и я оказалась в числе приворожённых.

Татьяна Прусакова.

Фото автора и Ольги Лобызовой

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

9