Меню
12+

Районная газета «Уренские вести», г. Урень

06.05.2019 09:57 Понедельник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 33(13251) от 06.05.2019 г.

Рядом с фашистами

М.С. Немошкалова

Война… Что значит это страшное слово для детей XXI века? В учебниках истории о Великой Отечественной войне изложены лишь сухие факты и даты. Практически не осталось в живых героев и участников тех событий, которые были бы в силах прийти в школу и поделиться своими фронтовыми воспоминаниями. Великая Отечественная война для нас, современных школьников, такая же малоизвестная и непостижимая, как и другие исторические войны.

Жительницы Ставрополя встречают советских солдат

А теперь представьте, что один из этих школьников встретился с человеком, который пережил Великую Отечественную войну, был в оккупации, и ветеран рассказал ему о том, что не в силах стереть в памяти ни старость, ни время.

Мы в гостях у Марии Семёновны Немошкаловой, которая приехала в Урень к сыну. Опрятная, интеллигентная старушка встречает нас у входа и приглашает в свою комнату. Зная, что придут журналисты, она заранее разложила на столе свои награды и документы.

– Расскажите о войне, – просим мы Марию Семёновну.

– Будь она проклята! – в сердцах говорит она.

Руки её начинают заметно дрожать, глаза застилают непрошеные слёзы. Проходит несколько минут, и наша собеседница погружается в воспоминания.

– Вот такая я тогда была, – говорит сухонькая седовласая старушка, указывая на портрет очаровательной блондинки, висящий на стене. – На щеках девушки – нежный румянец, большие голубые глаза сияют, голову обрамляют пышные кудрявые волосы.

– Этот портрет был написан с моей довоенной фотографии, – пояснят Мария Семёновна. – Он очень мне дорог.

Мария Семёновна родилась в городе Ставрополе в семье рабочих 18 апреля 1925 года, окончила школу. Когда началась война, ей было 16 лет.

– Всех мужчин забрали: брата, отца, маминых братьев, – вспоминает пожилая женщина. – Моего отца – Семёна Васильевича Орлова – призвали на фронт на второй день войны. Он попал в плен, чудом выжил, вернулся домой в сентябре 1945 года, пройдя множество проверок на свою причастность к измене Родины. Дядя Яша тоже был на фронте, вернулся раненый. Дядю Андрея призвали в армию, когда ещё войны не было, он воевал в Белоруссии и там пропал без вести. Дома из взрослых остались бабушка Мария и мама Антонина Георгиевна.

– Когда в августе 1942 года фрицы оккупировали Ставрополь, мне было 17 лет, – продолжает она свои воспоминания. – На улицу я не ходила – страшно было. Фашисты расстреливали евреев, а молодёжь угоняли на работы в Германию. Мы жили на самой окраине города – в Ташле. Во время наступления немецкие танки и бронетранспортёры шли по нашей улице лавиной, а мы прятались от них кто где мог: в погребах, сараях, за огородами. Войска двигались к центру города, и мы их мало интересовали. Потом, когда на улицах появлялись немецкие солдаты, бабушка мазала наши лица сажей и велела прятаться. И мы прятались. Есть было нечего. Только то, что собирали с огорода, бывало, варили крапиву. Помню, мама брала вещи, посуду, одежду, складывала их на тачку и ходила по окрестным деревням, чтобы поменять хоть на какую-то еду. Чаще всего это была кукуруза. Из неё варили супы и каши, делали мамалыгу, пекли хлеб. Немцы уже в августе набирали работников для сбора урожая. Колхозные поля все были засажены, засеяны, люди старались хоть что-то домой принести, но немцы заставляли весь собранный урожай отдавать им на пополнение военных запасов.

Мама моя на почте работала, уставала очень, но меня на биржу не отпускала, боялась, что отправят в Германию. Когда моего брата Бориса убили под Ростовом, мама узнала это и горя не перенесла.

Мы все тогда жили в страхе и гадали. Помню, возьмём стёклышко, наведём его на луну и смотрим, смотрим, и кажется нам, что это не пятна на луне, а отец наш, живой на фронте фашистов бьёт.

– Немцы из Ставрополя в спешке отступали, – вспоминает Мария Семёновна, – практически бежали. Когда наши в город входили, мамина двоюродная сестра прибежала и кричит: «Наши! Наши идут! Мария, побежали в город!» Но до города мы с ней добежать не успели. Поднялись на пригорок и увидели, что русские солдаты идут со стороны Пятигорска. Их было всего трое, и я до сих пор помню их лица. Зима была, конец января, а они в пилотках. Наискосок висела скрученная одежда, а по суровым солдатским лицам стекал пот, и спины были мокрые. Военные ни на кого не смотрели, а быстро шли в сторону вокзала. Увидели мы их и заплакали. От счастья заплакали: «Наши!» Какой же радостной была эта встреча!

Мария Семёновна после войны всю жизнь проработала в банке.

– Как только наши зашли, город освободили, на каждом столбике было написано, что требуются рабочие. Я прочитала, пошла в КрайЗО*, а мне там и говорят: «Вот стол, садись, работай». И я стала работать. Ходила в банк, поручения носила, потом учиться меня отправили в Харьковский техникум Промстройбанка СССР. Отучилась я там три с половиной года, а потом всю жизнь бухгалтером работала. Замуж вышла, прожили мы с Василием 53 года. Двоих детей воспитали. Дочь преподаватель, она в Ставрополе живёт, а сын – бывший военный, живёт в Урене.

Разговор с Марией Семёновной произвёл на меня очень сильное впечатление. Это невероятно стойкий и сильный человек. Несмотря на нелёгкую судьбу, она ни на что не жалуется и находит возможность помогать воспитывать правнуков. Оказавшись вдали от Ставрополя, где прошла вся её жизнь, Мария Семёновна мечтает лишь о том, чтобы в Урене её похоронили рядом с участниками войны.

Устиния Вершинина.

Фото автора и из открытых интернет-источников

*КрайЗО – краевое управление сельского хозяйства в Ставрополе – будущее министерство сельского хозяйства Ставропольского края.

Справка

Оккупация Ставрополя немецкими войсками продолжалась 170 дней . 3 августа 1942 год ранним воскресным утром началась неожиданная бомбёжка, погибло несколько сотен мирных жителей. Затем со стороны Ташлы на город двинулась громада фашистских машин и танков. 12 августа фашисты вывезли в лес и расстреляли более трёх с половиной тысяч евреев. Всего же за 6 месяцев оккупации было убито более 8 тысяч жителей. Оккупанты сожгли и взорвали школы, институты, больницы, промышленные предприятия. Стереть Ставрополь с лица земли им не удалось благодаря героизму ставропольских партизан и 347-й дивизии, которая после 40 километрового перехода с боями, ночью выбила фашистов из города.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

36