Меню
12+

Районная газета «Уренские вести», г. Урень

16.12.2019 10:12 Понедельник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 95(13313) от 16.12.2019 г.

В поисках Владимира Воздвиженского

Спасо-Каменный монастырь

Летом этого года я узнала историю единоверческого храма Покрова Пресвятой Богородицы в селе Темте, о которой рассказала в очерке «На месте храма Покрова». Материал вышел, но вопрос о судьбе последнего настоятеля храма Владимира Николаевича Воздвиженского не давал покоя. Начала искать людей, которые хоть что-то о нём знали. Библиотекарь из Темты Елена Геннадьевна Бугрова познакомила меня с правнучкой протоиерея Владимира Галиной Ивановной Поспеловой. Галина Ивановна рассказала, что в 2015 году к ней приезжали родственники, и игумен Дионисий (Дмитрий Воздвиженский)подарил ей историю рода Воздвиженских, составленную на основе архивных документов. Держу в руках бесценную реликвию, которая уводит в глубь веков. Старательно переписываю имена, фамилии, даты, стараясь за скупыми цифрами и фактами разглядеть живые образы. Увы, не получается. Материал уже готов к печати, а я понимаю, что выпускать его в таком виде бессмысленно. И тогда я решаюсь позвонить автору этого документа – игумену Дионисию, настоятелю Спасо-Каменного мужского монастыря на Кубенском озере. Общаться со священно-служителями такого ранга мне ещё не приходилось. Со страхом набираю номер, указанный на сайте Вологодской епархии, и попадаю на секретаря. Какое счастье! Объясняю, что мне нужно от игумена Дионисия, оставляю номер своего телефона, а через полчаса – звонок. Приятный голос на другом конце провода, заинтересованное отношение к теме, и вот мы уже договариваемся с игуменом Дионисием об интервью посредством электронной почты.

Игумен Дионисий

На совсем крохотном островке земли, словно корабль, плывёт по бурным водам огромного Кубенского озера один из древнейших и уникальных монастырей Русского Севера – Спасо-Каменный, служа пристанью и ковчегом для ищущих спасения. Игумен этого монастыря отец Дионисий принадлежит к тому самому священническому роду Воздвиженских, к которому относится настоятель темтовского храма протоиерей Владимир Николаевич Воздвиженский. Поэтому у меня к нему много вопросов, касающихся как отца Владимира, так и истории рода.

Говорящая фамилия

– Отец Дионисий, скажите, пожалуйста, кем вам приходится Владимир Николаевич Воздвиженский?

– Он приходится братом моему прадеду – Ивану Николаевичу. Отец их, псаломщик Воскресенской церкви с. Карабаново, расположенной недалеко от Костромы, Николай Ильич Воздвиженский был двоебрачным. В первом браке у него родились три сына, в том числе отец Владимир. После смерти супруги он женился второй раз, в семье появились ещё пятеро детей, три сына и две дочери, старшим среди них был отец Иоанн, мой прадед.

– У вас говорящая фамилия – Воздвиженский. Что вы знаете о её происхождении?

– Фамилия Воздвиженский происходит от одноимённого двунадесятого праздника и принадлежит к числу семинарских фамилий. В XVIII – XIX веках было принято давать воспитанникам духовных учебных заведений подобные фамилии, которые впоследствии закреплялись за их потомками. Каким образом диакон Илья Фёдорович, родившийся в 1797 году, получил эту фамилию, доподлинно неизвестно, но с храмом, где он служил, она не связана точно, так как то была церковь в честь Николая Чудо-творца. Она имела название «Николы на Быстрых», сравнительно неплохо сохранилась до наших дней и находится поблизости от города Буя Костромской области. По крайней мере, у его отца, диакона этой же церкви Фёдора Никифорова, родившегося в 1778 году, фамилия ещё не значилась.

– Отец Дионисий, много ли священников было в вашем роду? Расскажите, что вы о них знаете.

– Поскольку в дореволюционном российском обществе поддерживалась сословность, а семьи духовенства были многодетными, то в нашем роду было немало священников и диаконов. Не про всех своих предков я знаю, но по прямой линии от диакона Ильи Воздвиженского, о котором уже упоминал, все связаны со служением Церкви. У отца Ильи сын Николай сана не принимал, оставаясь церковно-служителем, почти всю жизнь был псаломщиком. Его сын, протодиакон Иоанн, мой прадед, служил в разных приходах Костромской епархии, в основном в посаде Парфеньево, а в 30-е годы – в кафедральном соборе Ветлуги.

У диакона Ильи кроме Николая был ещё сын Сергий, почти полвека прослуживший псаломщиком в соборе Рождества Богородицы города Солигалича. От него тоже идёт целая ветвь родственников, о которых мне мало что известно. У Николая Ильича кроме сыновей Владимира и Иоанна был ещё младший – Василий, который стал священником. Он благополучно, если можно так выразиться, пережил гонения, дослужив до послевоенных лет. Последним местом его служения стал храм в с. Гусево Мантуровского района Костромской области, у стен которого он и похоронен.

Можно убить человека, но не веру

– Поскольку практически все ваши родственники были священнослужителями, то, наверняка, многие из них пострадали за веру. Скажите, вам кто-то об этом рассказывал?

– О своём прадеде протодиаконе Иоанне я узнал от родителей в подростковом возрасте. Вместе со старшим сыном, диаконом Николаем, он был расстрелян в 1937 году. Эта история связана с Ветлугой, где отец Иоанн служил в кафедральном соборе. Осенью 37-го было арестовано всё духовенство Ветлужского района, около 30 человек во главе с епископом Неофитом Коробовым. Они содержались в Горьковской тюрьме, были обвинены в создании церковно-фашистской (!) контр-революционной организации и 28 ноября расстреляны. Погребены в братской могиле на Бугровском кладбище Нижнего Новгорода. Знаю, что супруга моего прадеда, Александра Павловна, происходила тоже из семьи священника. Когда мужа и сына расстреляли, на её плечи легли тяжёлые испытания. Семья относилась к так называемым лишенцам, а детей было шестеро. Один из сыновей не вернулся с войны, три оставшиеся дочери и два сына, в том числе младший Константин, мой дедушка, пережили тяжёлые времена лихолетья. Со временем это возымело на меня прямое действие, склонив к служению Церкви.

– После расстрела протодиакона Иоанна и его сына Николая ваш священнический род прервался? Или их мученическая кончина не убила веру и желание служить Господу?

– Стремление служить Богу и жить по вере никуда не делось. Хотя на семье отца Иоанна эти гонения оставили тяжёлый след. Мой дедушка, Константин Иванович, не решился принять священство, но также, как и его дед был псаломщиком, регентом хора в храме под Тулой, где они поселились после войны. А вот отец мой, протодиакон Николай Воздвиженский, больше двадцати лет служил в храмах Вологды. Папа скончался совсем недавно, в сентябре этого года, после продолжительной болезни. Воспитанный в православной вере, он не афишировал её, хранил в тайне. Получил художественное образование, работал по специальности, лишь в начале 90-х стал священнослужителем.

Непостижимый промысел Божий

– Отец Дионисий, ваше детство пришлось на времена атеизма. Хорошо помню стихотворение Эдуарда Багрицкого «Смерть пионерки» из школьного учебника. В нём отказ больной девочки надеть крестик подаётся как подвиг. Скажите, носили ли вы крестик, были ли пионером и комсомольцем?

– Я родился в 1972 году. Пионером был, но в комсомол уже не вступал, по идейным соображениям. Крестик стал носить подростком, когда сознательно принял веру. В церковь с отцом ходил, но нечасто, мои убеждения сформировались свободно, без явного влияния со стороны родителей, как-то сами собой. Думаю, что в этом проявился непостижимый промысел Божий, который склонил меня к вере.

– В каком возрасте и почему вы решили принять монашеский постриг?

– Вопрос о постриге очень сокровенный. На это даже сам человек не всегда может однозначно ответить. Наверное, это призвание – откуда-то свыше. Повторюсь, что к служению Церкви именно в священном сане меня привели мои предки. Было твёрдое убеждение, что я должен продолжить эту линию. При постриге мне было 22 года.

Чин монахов – покаяние

– Расскажите, пожалуйста, о ваших убеждениях. В чём вы видите свои задачи как игумен монастыря?

– Ничего нового я здесь не открою, ибо святые отцы, православные подвижники, пройдя путём веры через монашеский подвиг, показали нам пример, как должно выстраивать свою духовную жизнь. В монашестве человек предпринимает попытку воплотить евангельский идеал, которым является сам Христос, сказавший: «Я есть путь, истина и жизнь». Почему мы называем святых монахов преподобными? Потому что преподобный – это уподобившийся Господу. Мы помним из Библии, что человек сотворён по образу и подобию Божию. Подобие человек утратил через отпадение от Творца первых людей, и помрачился образ Божий, который не утерян совсем, а сохраняется, как на древней иконе, под множеством записей, под тёмной закопчённой олифой, под пылью и грязью сохраняется первоначальный подлинный лик. Его надо очистить, проявить через трудную борьбу со своими страстями, греховными привычками и навыками.

Игумен в этом смысле должен в первую очередь показывать для братии пример такой жизни, наставлять делом, а если потребуется, то и словом. Само собой это очень непросто, так как если бы было просто, то и не нужна была бы сверхъестественная помощь от Бога, которую мы называем благодатью. Чин монахов – это чин кающихся. И одно из главных дел монаха, да и всякого христианина, – покаяние. У одного из недавних подвижников, почти нашего современника, игумена Никона Воробьёва, есть книга наставлений, которая так и называется «Нам оставлено покаяние». Едва ли современный человек способен нести такие подвиги, какие несли древние святые отцы, но проводить свою жизнь в покаянии, очищать душу через исповедь он может и должен, к этому все способны. И главное, к чему этот труд должен привести, – это добродетель смирения. Без смирения всё суетно, без смирения невозможно ни монашество, ни христианство вообще.

Что есть счастье?

– Отец Дионисий, чем отличается жизнь человека верующего от жизни человека, который строит счастье своими руками?

– Православный человек тоже строит счастье своими руками, но в соработничестве с Богом. Есть такая формула: «Бог спасает нас не без нас». Главный вопрос, который надо для себя определить, – что есть счастье? Для обычного человека счастьем является благополучие, своё и семейное, успешность, материальная обеспеченность, здоровье…. Для христианина эти вещи тоже имеют значение, но являются не целью, а дополнением. Счастливым он может быть и без этого.

Так в чём же счастье? Церковный аналог слова «счастье» – блаженство. Заповеди блаженства составляют сердцевину Евангелия. Важнейшим измерением счастья для человека верующего является его внутреннее состояние. Сказано Христом: «Царство Божие внутри вас». Можно, думаю, определить его словом «чистота». Чистота ума, сердца, совести, в общем, чистота души является измерением человеческого счастья. Почему Господь сказал, что если не станете как дети, то не войдёте в Царство Небесное? Потому что дети наиболее чисты и не осквернены в своих помыслах, делах, движениях сердца. Человек со временем теряет детскую чистоту и невинность, оскверняет себя грехом в словах, делах и помышлениях и от этого мучается, и никаким внешним благополучием это не окупится.

Путь к достижению счастья изложен в Евангелии, проверен опытом православных подвижников и подтверждён в их писаниях, а совершается жизнью церковной через подвиг молитвы, покаяния и творение добрых христианских дел.

Ищите в Воскресенском районе

– Отец Дионисий, а о судьбе Владимира Воздвиженского вам что-то известно?

– Пять лет назад меня нашёл праправнук отца Владимира Александр Мартынов. Он познакомил меня со своими родственниками. С ним я побывал в Темте и других местах, связанных с отцом Владимиром и его сыном Петром, который был священником церкви Михаила Архангела в селе Староустье Воскресенского района. Протоиерея Петра расстреляли в августе 1937 года. Живы две его дочери – Наталья Петровна и Зоя Петровна. Они хорошо помнят своего отца и могут многое рассказать о том времени. Я бы посоветовал вам с ними встретиться.

Что касается отца Владимира, то есть сведения, что он умер в селе Талице Юрьевецкого района Ивановской области. Мы туда ездили, но могилку отца Владимира найти не удалось.

– Отец Дионисий, благодаря вам я узнала, что в Вологодской области есть красивейший монастырь, и сразу захотелось в нём побывать. Скажите, можно ли паломникам из Уреня его посетить? Каким святыням у вас можно поклониться?

– Милости просим, приезжайте! В монастыре покоятся святые мощи преподобного Иоасафа Каменского, одного из духовных покровителей обители, удивительного подвижника, сменившего княжеские одежды на иноческую ризу. Кто бы ни бывал в нашем монастыре, все уезжают полные впечатлений и духовной радости. Единственно – период посещения ограничен тёплыми месяцами, когда идёт навигация. Из водного транспорта располагаем двумя судами на 25 и 12 человек.

Передайте от меня сердечный поклон прихожанам молельного дома в селе Темте, которые не забыли протоиерея Владимира Воздвиженского. Да поможет им Господь в возрождении утраченного храма!

Татьяна Журавлёва.

Фото из личного архива игумена Дионисия и из открытых интернет-источноков

Спасо-Каменный монастырь

Игумен Дионисий, настоятель Спасо-Каменного монастыря

Духовенство кафедрального собора г. Ветлуги. Протодиакон Иоанн Воздвиженский (крайний слева), диакон Николай Воздвиженский (крайний справа). 1930-е годы

К.И. Воздвиженский. Фото 80-х годов прошлого века

Н.К. Воздвиженский, 2006 г.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

77