12+

Районная газета «Уренские вести», г. Урень

Главная / Статьи / Благодарный патриот деревни
24.11.2014 16:37
  • 586

Благодарный патриот деревни

«Прочитали в районной газете о знаменитых земляках, в числе которых много знакомых фамилий. Но среди них нет уроженца деревни Вязовой – доктора физико-математических наук Фёдора Михайловича Малышева», – так начали разговор жители деревни, позвонив по телефону в редакцию. Мы заинтересовались этой темой и отправились в Вязовую. Выяснилось, что Фёдор Михайлович не терял связь со своей родиной, не переставал жить заботами родных и близких деревни.

От его брата Василия Михайловича Малышева мы узнали, что в 1968 году он стал учеником 10-го класса физико-математической спецшколы интерната при Московском государственном  университете  им. М.В. Ломоносова. В 1974 году закончил механико-математический факультет МГУ и поступил в аспирантуру Математического института им. В.А. Стеклова  Академии наук СССР.

По окончании в 1977 году защитил кандидатскую диссертацию. Более 30 лет был на военной службе. В  1999  году удостоен учёного звания доктора физико-математических наук.  В настоящее время – полковник в отставке, ведущий научный сотрудник Математического  института имени В.А. Стеклова Российской  академии  наук, профессор Академии ФСБ, главный научный сотрудник Академии криптографии  России. Фёдор Михайлович является автором учебного пособия, 75 закрытых и 40 открытых научных работ. Он подготовил трёх кандидатов физико-математических наук.

 Понятно, что данная информация не могла удовлетворить моё журналистское любопытство, и я решила побеседовать с неординарным земляком хотя бы по телефону. Фёдор Михайлович любезно согласился ответить на мои вопросы.

 – Фёдор Михайлович, скажите, пожалуйста, как вам, скромному деревенскому  школьнику, удалось стать математиком такого уровня? – Спасибо за комплимент. Выпускник мехмата никогда не  назовёт себя математиком, это что-то сокровенное. Но, к вашему вопросу.  Признано, что в Советском Союзе была лучшая система образования в мире. Копылихинская  школа отличалась особенной теплотой к увлечённым учёбой. Не могу забыть  моральную  поддержку Галины Петровны Костериной. Что до математики, то первый учитель – Алексей Александрович Изюмов, преподаватель алгебры и геометрии в 7, 8 классах, – был старше учеников на 4 года. Его роль в моей судьбе переоценить трудно.  Заинтересованность же предметом в той благодатной атмосфере формировалась раньше Павлом Васильевичем Шороновым. Посчастливилось учиться в 9 классе в Карпунихе у Ивана Ивановича Махова – авторитет-

– Как вы оцениваете научный потенциал России? – За всю науку говорить не берусь, но в области защиты информации, чем занимаюсь, паритет с ведущими мировыми державами остаётся.

 – Назовите имена самых значимых и дорогих для вас людей. –  Чтобы кого не обидеть, скажу только про мою прабабушку Анастасию – мать деда по отцовской линии. Одержимая целительница. Весь потолок её дома был увешан шестами травами. Сохранились сведения о её заговорах.  Кстати, доктор филологических наук Валентина  Фёдоровна Соколова приходится ей правнучкой по женской линии.

 – Скажите, какая у вас самая большая мечта? – Будучи патриотом своей Родины, мечтаю  о её величии и процветании. Анализируя  прошлое, могу с уверенностью заявить, что во времена социализма наша огромная страна СССР была на пике цивилизации. Поэтому хочется восстановления принципов социальной справедливости в общественном устройстве .  

Настоящим автор обращается, прежде всего, к тем, кого знает и кто его знает, надеясь на диалог. Такая возможность представилась по случаю популяризации газетой знаменитых земляков, к коим отнесли и меня грешного.

            Первая часть (менее интересная, но обязательная) про “знаменитость”. Родился в Вязовой в семье рядовых колхозников. Это “куда пошлют”, т.е. не бригадиры, не звеньевые, не конюхи, не скотницы (конкретно на этот тяжёлый труд шли не от хорошей жизни), не механизаторы. Список представляет как бы интеллигенцию. На трактористов смотрели как на лётчиков. Социальная дифференциация более явственна, нежели в городе. В семьях учителей, например, верёвочку не катали.

            С учителями повезло, меня любили. Судьбу в 1965 году определил Алексей Александрович Изюмов, преподаватель математики с 7 класса, старше учеников на 4 года, кроме кружка по предмету вёл спортивную гимнастику. Возил (на лыжах) на районную олимпиаду. Там не сделал задачу разложения многочлена на множители. Неожиданно решил чуть позже: Х^4+3х^2+4=х^4+4х^2+4-х^2. Полный квадрат и разность квадратов усматриваются, ответ: произведение суммы на разность. Запомнилась не досада, а обстоятельства решения: в интернате за перегородкой около 3 ночи. На решение серьёзных математических задач требуются не часы, отведённые на олимпиаду, а недели, месяцы и годы.

            В 8 классе Алексей Александрович дал вырезку из Комсомольской правды с вступительными задачами в Заочную математическую школу при МГУ
им. М.В. Ломоносова. Появились новые “неожиданные запоминающиеся решения”. Был вопрос о треугольнике площади не меньше гектара с высотами не больше метра. Решение пришло в разнопутицу перед весенними каникулами на пути в школу в Копылиху метрах в 150 за Щелочихой. Ответ: равнобедренный треугольник с основанием как от Уреня до Ветлуги и высотой в полметра. Пока, слава Богу, профессиональная деятельность состояла из череды “неожиданных запоминающихся решений”, появлявшихся время от времени.

            Не могу не воспользоваться случаем поблагодарить тогдашних преподавателей Копылихинской восьмилетней школы, сделавших меня выпускником-отличником по всем без исключения предметам от пения до Русского языка и литературы. С воспитателями в интернате сложней, помогла неоценимая моральная поддержка Галины Петровны Костериной, не осудившей эгоистические наклонности ребёнка.

            Посчастливилось учиться в 9 классе в Карпунихе у Махова Ивана Ивановича − авторитетного математика. Школа Изюмова А.А. и заочное обучение при МГУ возбуждали (скрываемую) заносчивость на почве ревности к предмету. Удивительные деликатность и такт Учителя не могли позволить даже намёка на какие-либо проблемы в этом плане. С чувством досады за несостоявшуюся близость перечитываю надпись на подаренной им книге по аналитической геометрии. “За высокие успехи в изучении математики ученику Феде Малышеву от его учителя (разборчивая подпись: И Махов) 1968 год.” Иван Иванович направил на районную олимпиаду, уже удачную. В Горьком потом получил поошрительную премию, единственную в уренской команде.

            В то время на областных олимпиадах, проходивших в марте, по инициативе академика Колмогорова А.Н. представители МГУ устраивали письменные экзамены по математике и физике, по результатам которых в мае они вызывали в областные центры десятка по два школьников для устных экзаменов. По результатам последних собрали нас со страны 80 человек в дом отдыха МГУ в Красновидове на Можайском водохранилище на целый месяц для отбора 50 человек в два 10-х класса спец-школы интернат при механико-математическом факультете МГУ. Из нашей области приняли всех четверых. Среди нас был Саша Костромитин из Карпова.

            Закончил университет в 1974 году с тремя научными публикациями в центральных математических журналах, поступил в аспирантуру Математического института
им. В.А. Стеклова АН СССР. С 1977 года кандидат физико-математических наук.

            В 1979 году ушёл “в подполье”. Был призван на военную службу для инфомационной защиты государственных секретов, заниматься криптографией. Испытал эффект рождения заново. Конечно, интересно думать над головоломными задачами школьнику, студенту, потом в аспирантуре по молодости, ещё куда не шло. Но время подходит к 30 годам, восприятие жизни крестьянское, вопрос: “зачем это надо”, неминуемо возникший, только усиливается. И тут вдруг узнаёшь, что все эти абстракции, крючки нужны государству, нужны реально. Дело в том, что большая часть разделов чистой математики, безумно интересна специалистам, но суть их вопросов совершенно не возможно объяснить нормальному человеку. Переступив порог спецслужб, такое противоречие для меня разрешилось. Криптографами были Дж. Кардано (1501 – 1576 гг.), именем которого названа известная механическая передача и формулы решения кубических уравнений, известный со школы Ф. Виет (1540 – 1603 гг.), Х. Гольдбах
(1690 – 1746 гг.) математик, секретарь СПб Академии Наук.

            Криптография, внешне не осязаемая, занимает особое место в развитых государствах. “Великая держава – это страна, которая владеет ядерными технологиями, ракетными технологиями и криптографией.” Правда, это высказывание криптографа-любителя, американского популяризатора Дэвида Кана (Kahn on Codes, Macmillan Publishing Co., New York, 1983). Но и далёкий от криптографии российский академик Арнольд И.В. считал, что в 20 веке и особенно в наше время математика развивается благодаря космосу, ядерному оружию и криптографии. Не берусь отвечать за ядерные и ракетные технологии, но в области криптографии наша страна сохраняет паритет до сих пор, в чём вижу и свой вклад, по крайней мере, теоретический.

            Мной по криптографии и математике опубликовано 75 закрытых научных работ, одно учебное пособие, 40 открытых научных работ. В 1999 году удостоен учёной степени доктора физико-математических наук, подготовил трёх кандидатов физико-математических наук. Ныне (2012 – 2014 гг.): полковник в отставке, ведущий научный сотрудник Математического института им. В.А. Стеклова РАН, профессор Академии ФСБ, главный научный сотрудник Академии криптографии России. Область деятельности остаётся прежней.

             С подобными регалиями у нас в деревне не я один. Всего было, по крайней мере, два кандидата наук, оба стали докторами. Гораздо раньше степень доктора филологических наук получила моя троюродная сестра Соколова Валентина Фёдоровна.

            В своей деревне “знаменит” тем, что в 1984 году во время отпуска дошёл пешком от Москвы, не заходя в магазины, при брезентовых тогда палатке и спальнике. Выходной вес рюкзака был порядка 35 кг, к концу осталась половина. Шёл один с 26 апреля по 14 мая. Весна тогда была ранней, паводки давно закончились, водным транспортом пришлось воспользоваться только в Пучеже через Волгу и в Варнавине через Ветлугу. Теперь, спрашивая, почему-то подразумевают некие интерес, испытание, преодоление и т.п. Двигало не это. Мы с 10 лет по весне ходили по дикий лук в Рудаковы за 10 км. Помню, как лет в 20 выносили ноши только что выдранного мочала килограмм по 50, ходок шесть километра по четыре. Обе ступни были сплошь в мозолях. Так что дело не в испытаниях. Прочертить дорогу от порога до порога шаг за шагом нужно было уже для того, чтобы не чувствовать себя в Москве живущим на другой планете. Это совсем не то, когда тебя везут, есть возможность поразмышлять, “с чего начинается Родина”.

            Удручает, что для большинства математика в школе, простая по существу, считается китайской грамотой. Помню, как осенью 1969 года Алексей Александрович в конце урока уже после звонка бился с не глупой девчонкой, кстати, нашей соседкой, в связи с каким-то из трёх признаком равенства треугольников. Она не знала определение треугольника. Мало ошибусь и не обижу, утверждая, что и читатель его не знает. Довелось дать определение треугольника одной актрисе, как три палки, связанные на концах. Трудно его не запомнить. Не стоит думать, что школьная математика некая заумь. Нормальному человеку не нужно стесняться собственных связанных с окружающей нас реальностью представлений о понятиях этого предмета. На месте преподавателей я бы это поощрял.

            Поделюсь одним своим результатом, пусть не ахти каким и далеко не основным, зато всем понятным. Такое редко кому выпадает в современной математике. В моём арсенале два просто объяснимых результата. Расскажу про работу, интересную своим происхождением. (Соответствующая статья называется “Моделирование равномерного распределения, устойчивое к неравновероятности исходных знаков.” Опубликована в журнале “Дискретная математика”, том 17, выпуск 4, 2005 год, стр. 72 – 80.) В начале перестройки в наш колхоз “Заря коммунизма” прислали 3 японских швейных машинки с цифровым программным управлением. Как водится начальство забрало их себе. Народ, обуреваемый гласностью, забурлил, в ход пошли плакаты, лозунги, афиши. Руководство дрогнуло. Решили тянуть бумажки из кепки. Главный агроном, очень желавший такую машинку, вытащил удачную бумажку. Об этом узнал от расстроенной жены старшего брата. Массы решили, что державший кепку тракторист, приятель агронома, зажал руками нужную бумажку и держал до поры. Технически это было не сложно. Такая вот несправедливость. Не являюсь сторонником тянуть в таких случаях жребий (жеребий, как у нас говорят). Лучше распределять среди более нуждающихся и более достойных. Тем не менее, математическая задача высветилась. Каким образом справедливо (без обид) распределить 17 (для примера) дефицитных предметов среди 50 (тоже для примера) претендентов? Это уже не школьная, а вполне серьёзная из жизни взятая математическая задача. Решение. Всем 50 претендентам предлагается бросить монету, у которой одна сторона объявляется удачной, другая, напротив, не удачная. Не исключено, что число удачливых будет ровно 17. Тогда они и получают желаемое. Может оказаться, что число удачливых больше 17. Тогда неудачливые уже не претендуют, уходят восвояси. Оставшиеся удачливые только между собой делят эти 17 предметов тем же способом, каждый из них повторно бросает монету. Наконец, может оказаться, что после первых 50 бросаний монеты число удачливых будет меньше 17, для примера 11. Тогда эти 11 человек получают вожделённые предметы и довольные уходят. А  39═50−11 неудачливых тем же способом, повторным бросание монеты, будут делить между собой 6═17−11 оставшихся предметов. Рано или поздно все предметы разойдутся. В справедливости сомневаться не приходится, поскольку на всех этапах каждый сам решает свою судьбу, не на кого обижаться, даже в случае неправильной монеты, когда одна сторона выпадает чаще другой. Но возникает вопрос, как долго придётся этим бросанием заниматься. Неожиданно оказалось, что не так и долго. В указанной в начале статье доказана теорема о том, что в случае правильной монеты среднее число бросаний (независимо от числа предметов) не больше 100═2×50. Другими словами, среднее число бросаний монеты, приходящееся на одного человека не больше двух. Некоторые неудачливые могут ограничиться одним бросанием, зато кому-то из удачливых придётся сделать много бросаний до получения желаемого исхода.

            Зная изнутри деревню (16 лет) и город (46 лет), поделюсь своими мыслями об этом извечном вопросе. Основное наблюдение: в деревне каждый вынужден заниматься творчеством в широком его понимании, постоянно приходится жить в условиях интеллектуального мучительного выбора. Когда посадить, когда убрать, выкопать, полить, сколько лить? Надо бы ещё посушить сено, а пугает. Чтобы дерево при ветре повалить и не повесить, сколько приходится передумать и ходить вокруг. Сколько нужно уметь: от заколоть поросёнка до поставить стожар на твёрдой луговине. Везде включается голова. Фраза: много умеет делать руками, не совсем правильная. Руки управляются головой. Косу попути насадить нужна именно голова. В городе ситуация иная. У человека есть возможность прожить без малейшего творчества. Конвейер: болт, гайка, потом транспорт, магазин, ручка унитаза. В то же время в городе гораздо больше возможностей для творчества у склонных к этому. Возможно поэтому с первых лет проживания в Москве ощущалась простота общения на бытовом уровне из-за примитивности унифицированного языка. В деревне чувствовал свою беспомощность в насыщенной остроумием атмосфере богатого образностью сочного языка. В то же время, последним коллективом в моей жизни, где бы не скандалил, был 9Б класс Карпунихинской школы. Вспоминаю с теплотой. В Москве идиллия закончилась, если не считать аспирантуры, но тогда от интернационала в общежитии досталось.

            Ещё аспект. Сознание ребёнка формируется во многом в результате созерцания причинно-следственных связей окружающего мира. В деревне для ребёнка он богаче. Заходят в городе в металлический сарай. Он поехал. Как, почему? В деревне: лошадь, хомут, оглобли, телега. Происхождение тягловой силы ребёнку объяснять не надо. “В салазки Жучку посадив, себя в коня преобразив …”. Подобные примеры на каждом шагу.

            Другое похожее наблюдение. Раньше логарифмическая линейка постоянно напоминала инженеру, что логарифм произведения равен сумме логарифмов. Сейчас кнопки калькулятора, а что же там происходит внутри? Практически никто не знает, что в основу там заложены обыкновенные бухгалтерские счёты, важное изобретение своего времени. Все ли умеют ими пользоваться?

            С развитием цивилизации, как это не парадоксально, человек в общей массе деградирует, становится более примитивным, живёт за счёт не им созданного. Не разделяю всех положений наследия Николая Ивановича Миклухо-Маклая, но одно его открытие достаточно правдоподобно. Доисторический человек по своим способностям не уступал современному, скорей наоборот. Он (в близких географических условиях) обходился собственными силами, достижений цивилизации и общественного сознания под рукой не было. Сам изобретал одежду, залечивал раны, искал необходимые средства, прокладывал дороги. Везде нужен интеллект. Много чего умел по сравнению с нами.

            В этом свете ясно, что человек деревни умеет и знает много больше городского (из основной массы). Образование, интеллект не определяются знанием азбуки, владением мобильником, способностью подставлять данные в готовые формулы. Дерсу Узала по праву можно отнести к академикам с точки зрения постижения особенностей живой и не живой природы.

         Могут спросить, почему ты то, разглагольствуя тут, в городе, а не у себя в деревне. Не буду оправдываться тем, что за нами всё же приехали в 1968 году из Москвы. Поехал бы и сам поступать на мех-мат, в заочной математической школе при МГУ учился успешно. Может в деревне бы и не пропал, не дали бы, так уж устроена она родная, но колхозник был бы заурядный. До старшего брата было бы далеко. Обычно более совершенными рождаются именно первые дети, не только физически, но и интеллектуально. Важно, чтобы этот интеллект попал к хорошим учителям и не был пропит. На этом и закончу. Много от этого бед. В развале страны эта причина занимает достойное место. Кстати, считаю, что моё поколение жило в своё время при идеальной самой совершенной общественной формации, если не идеализировать природу человека, принимать, как она есть, вместе с животной составляющей, помня про духовную.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

Вверх