12+

Районная газета «Уренские вести», г. Урень

Главная / Статьи / Ночь перед свадьбой золотой!
09.04.2018 09:42
  • 263

Категории:

Ночь перед свадьбой золотой!

В просторном деревенском доме тепло и чисто. На кухне – запах щей, холодца, свежего теста и ещё каких-то вкусностей. Целый день Нина Григорьевна и Иван Васильевич Храмцовы хлопотали по дому, готовясь к приёму гостей. Умаялись, легли, да только не спится: завтра у них золотая свадьба. Слово за слово, и вся прошлая жизнь как на ладони!

Весна 1953 года. Ивану 11 лет. Из деревни Безбородово он пешком идёт в Устанскую школу. Сапог у него нет, только белые подшитые валенки. У Баклачки через речку в них не перейдёшь. Ванятка снимает валенки и идёт по талой воде босиком. И так каждый день, туда и обратно. Семилетку закончил, а после ремесленного училища отправили молодого специалиста работать на Томский военный завод.

У Нины Григорьевны свои воспоминания. Ей 10 лет, она в семье старшая, под её опекой – три младших братишки. Вместе с терсенскими ребятишками четвёрка Соловьёвых младших идёт на колхозное поле за горохом. На плечах у Нины – брат Валя, он ещё не умеет ходить, справа семенит семилетний Федька, слева – четырёхлетний Санька. Нина собирает горох в подол платья и не замечает, как на поле появляется колхозный сторож. Он кричит на ребятишек, в руках у него ружьё, все бросаются врассыпную. Нина тоже пытается бежать, одной рукой придерживая брата на шее, другой – горох в подоле и вцепившихся в неё братьев. Сердце стучит от страха, малыши плачут, сторож машет кулаком вдогонку.

Своё знакомство Иван и

Нина до сих пор помнят в мельчайших подробностях.

Ивану 22 года. Он приехал к родителям в Безбородово в

отпуск из Томска. Красивый, начитанный, работящий, одет с иголочки, девчонки от него без ума. Только он от них старается подальше держаться, не дают воли слова матери: «Гляди, Ванятка, коли испортишь девку, сама её домой приведу, и до конца жизни жить с ней будешь!» Потому Иван девок не портил, со стороны к ним приглядывался, выбирая самую милую да скромную.

И ведь нашёл такую. Во дворе школы к нему выпускницы подбежали: «Не знаешь, где нам ландышей на последний звонок найти?» А эта в сторонке стояла и за ландышами вместе с подружками в лес с ним не пошла. Он ей сам свой букет через девчонок передал. А потом, когда его в армию отправляли, разыскал Нину в кино и хитростью вместе с подружкой заманил домой к себе на проводы. Ей тогда было 15 лет. Служить его отправили в Германию. На память она подарила ему свой платок, и все три года он писал ей нежные письма со своими стихами. До сих пор дочь хранит папину армейскую тетрадку со стихами.

Подарила мне на память ты

платок простой,

С той поры, куда б ни шёл я,

всюду он со мной.

Пил с меня он пот солёный

в дни упорного труда,

Только слёз не приходилось

вытирать с лица.

Приходилось, если нужно,

выступать в роли жгута,

Чтоб из раны иль пореза кровь

струёю не текла.

Он порядком износился,

стал совсем худой,

Но по-прежнему остался

самый дорогой!

За три года красавица Нина повзрослела, закончила двухгодичные курсы медсестёр при Уренской больнице. Работала в Урене в детских яслях. Встретились они с Иваном в автобусе и не смогли друг с другом расстаться. Дали Нине на свадьбу три дня на работе, приехали сваты, усадили невесту с женихом в сани, накрыли тулупом, чтобы не замёрзли, и повезли в Ворошиловский сельсовет регистрироваться. Платье белое в цветочек, фата, нехитрое угощение.

Привёз Иван жену в родительский дом. К тому времени отца у него уже не было, мать да сестрёнка. Жить одной семьёй стали. Весной Иван весь дом заново перестроил. В ноябре 1968 года родилась у них доченька, назвали Наташей. Иван с Ниной души в ней не чаяли, наряжали, как куклу, каждому её достижению радовались.

А через два года Нина чуть не умерла, когда рожала сына Васеньку: много крови потеряла. Иван, как мог, жену поддерживал, кровь свою пришёл сдавать, только донора из него не получилось. А вот сама Нина сдавала кровь регулярно, может, это её и спасло. Впрочем, как ей было кровь не сдавать, если всю жизнь в больнице работала, а сердце у неё

доброе, жалостливое. Однажды в больницу мужчину с огнестрельными ранениями привезли. Ему кровь нужна была, а то бы не выжил. Вот юная медсестра Нина и стала его спасительницей. А кого потом её кровь спасала, она уже не помнит, знает только, что сдавала её более 50 раз, потому и звание почётного донора

имеет.

Десять лет прошло, прежде чем супруги решились на третьего ребёнка. Но на этот раз роды прошли удачно, а появившаяся на свет Танюшка стала всеобщей любимицей, радостью и утешением.

Дружно жили супруги, детей вместе растили, во всём друг друга поддерживали, на работе – в передовиках, и дома дел невпроворот. В трудные девяностые, когда зарплату платить перестали, чтобы детей на ноги поставить, образование им дать, Иван Васильевич, будучи депутатом сельсовета, киоск в Безбородове установил, а Нина Григорьевна после работы в больнице продукты на санках из Усты в него привозила и продавала.

Много трудностей пережить пришлось. Иван работал водителем. Как-то раз ехал по дороге около Ворошиловки, впереди автобус остановился, стал объезжать – откуда ни возьмись девчушка выскочила и прямо ему под заднее колесо. Девчушку – в больницу, его – под суд, дали год условно. С тех пор больше трёх десятков лет прошло, а Иван до сих пор простить себе не может, что не досмотрел тогда – из-за него девочке, которую, как и его дочурку, Таней звали, столько страданий пришлось перенести! Операции делали, спицы ставили. Выросла та Танюшка, медсестрой в Уренской больнице работает.

С медицинской помощью у Храмцовых проблем нет. Нина Григорьевна, хоть и на пенсии уже 13 лет, но до сих пор никому в помощи не отказывает. В случае необходимости все соседи к ней обращаются. Ах как любила она свою профессию, с каким желанием на работу бежала! Потому, наверное, и младшая дочь Таня по её стопам пошла, и племянница Валя на врача выучилась. Да многие ребятишки, на неё глядя, с детства в больницу играли, говорили: «Будем, как тётя Нина».

Нина Григорьевна улыбается от нахлынувших воспоминаний. За окнами брезжит рассвет. Берёза под окном вся в инее – значит, морозно.

Кто бы знал, как дорога ей эта берёза и те 12 дубков, что муж с сыном по осени у дороги посадили, и этот дом, и эта обезлюдевшая деревня, в которой нет даже магазина. Было время, когда Иван на ремзаводе инженером работал и квартиру ему в пятиэтажках со всеми удобствами давали, а они от неё отказались. На семейном совете решили, зачем им городская квартира, если у них в деревне свой дом, огород, корова, дети после дождя босиком по лужам бегают. «А может, зря тогда отказались?» – в который раз спрашивает себя Нина

Григорьевна. А потом вспоминает, как в праздники собираются в их доме дети, внуки и правнуки, с каким удовольствием они едят бабушкины щи и пироги из русской печки, как возится с внучками дед,

обучая их ухаживать за розами и делать из древесных ко-реньев всякие поделки, и понимает: нет, не зря!

– В Безбородове что ни дом, то наша фамилия! – шутит Иван Васильевич.

Хотя почему шутит. Рядом с родительским домом живёт сын Василий. В доме на другом конце деревни – внук Сергей. Есть и дальние родственники Храмцовы.

Часы на стене бьют пять раз.

Нина Григорьевна поднимается с кровати, умывается, идёт в красный угол, зажигает свечу перед иконами и начинает молиться. Не за себя молится, за детей своих: Наталью, Татьяну, Василия, десятерых внуков и правнучку, прося для них у Бога здоровья, счастья, благополучия.

Иван Васильевич не спит, молча наблюдает за своей Нинушкой. Смотрит на неё, любуется. Думает, надо бы Бога благодарить за то, что послал ему такую жену, с которой полвека пролетели, как одно мгновение, а вместо молитвы на ум приходят шекспиров-ские строки:

Я не хочу хвалить любовь

свою –

Я никому её не продаю!

Через два часа дом Храмцовых наполнился гостями: трое детей, семь внуков, три внучки, одна правнучка, а ещё зятья, снохи, друзья Борис и Валентина Кругловы – и все с поздравлениями, поцелуями, подарками. Собралась семья из 20 человек на пятидесятилетие родительской свадьбы. И столько было сказано доб-рых слов и поднято тостов за самых любимых и лучших на свете родителей, что им самим стало ясно – жизнь прожита честно, красиво, правильно, а главное, не зря!

Татьяна Журавлёва.

Фото автора

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

Вверх